«Встаю в семь, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад. Потом возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю и еду в театр»

«Встаю в семь, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад. Потом возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю и еду в театр»

Мария Лисичкина, помощник режиссера в Театре Пушкина и мать шести детей
Иван — 31 год
Семен — 27 лет
Вера — 21 год
Елисей, Василиса и Александра — 4,5 года

Мне не сказали, что тройня. Я испугалась, что у меня что-то не так со здоровьем: был сложный выпуск спектакля, я плохо себя чувствовала и заподозрила, что у меня какие-то проблемы. Сначала пошла к районному врачу, который сказал: «Ну что вы хотите — возраст. Изменения в цикле абсолютно естественны». А у меня было подозрение, что я могу быть беременна. Я поехала в платную клинику, где мне сделали анализы, поставили беременность и сразу стали говорить: «Зачем вам это надо: у вас такой возраст и уже есть трое детей. Зачем вы так рискуете? У вас же миома, вот, на УЗИ видна, так что вы точно не выносите ребенка». Я пошла в другую клинику. Там мне снова сделали все анализы и УЗИ, сказали, что я беременна двойней, и предупредили, что беременность будет очень проблематичной, если я решу ее сохранить, потому что миома и возраст. И я пошла к третьему врачу, очень заслуженному профессору. Он-то и сказал, что это не миома, а третий ребенок и что у него уже бьется сердце.

Давление врачей было чудовищное всю беременность. Не было ни одного врача — кроме того, у кого я уже рожала, Маргариты Бениаминовны, врача от Бога и потрясающего человека, которая меня просто спасла, — который бы не предлагал мне подумать об аборте, о редукции лишних эмбрионов, который не пугал бы, что риски патологии плодов зашкаливают. За месяц до родов, когда я лежала на сохранении, дежурная врач сказала на утреннем обходе: «Ну что, собираетесь трех уродов родить и бросить их государству?» А у меня 32 недели уже. Через месяц, на сроке 36 недель, я родила трех здоровых детей.

Муж умеет все. Может пеленать с закрытыми глазами — только грудью не кормил. Я кормила сколько могла, но так как у меня был хронический недосып и я не могла поесть по часам, как надо, то молока на троих не хватало. Но все равно какое-то время они были на грудном вскармливании. Когда я бросила кормить, мне стало легче, потому что сунуть бутылочку со смесью, конечно, было намного проще, чем сразу покормить своим молоком троих детей. Я кормила всех одновременно: девочки сосали грудь, а Елисею я давала сцеженное молоко из бутылочки. Сейчас, на пятом году, мне, конечно, с ними легче. Они долго могут заниматься своими делами сами: обожают конструкторы, рисовать любят, мы им разрешаем какое-то дозированное время смотреть мультфильмы, они любят вместе петь и танцевать под музыку, и какое-то время я даже могу не находиться с ними в комнате, не организовывать постоянно.

Мальчик у нас — классический вождь краснокожих. Девочки, если они только вдвоем, могут во что-то тихо играть, даже в шумные игры, но никогда ничего стремного не будет. Елисей же запросто может предложить прыгнуть со второго яруса кроваток на парашюте из простыни, запихнуть что-то в мясорубку, чтобы помочь маме приготовить обед. Он все умеет включать, всем умеет пользоваться. Ему хочется быть взрослым. Его самая любимая игрушка с года — огромный пылесос.

У нас нет няни. Мы с мужем вдвоем. Муж встает каждый день в пять утра, чтобы к восьми быть на работе, а в пять вечера выехать домой — потому что, если я в театре, в семь надо забрать детей из садика. А в театре я часто, и часто — целый день. Вот сегодня у меня две дневные репетиции плюс вечерний спектакль: значит, муж заберет их из садика, покормит, во что-то поиграет и в девять уложит спать. Утром поднимаю детей я. Сама встаю в семь, они просыпаются в семь тридцать, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад, который, к счастью, совсем близко от дома. Потом я возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю, делаю все, что только можно успеть сделать, и еду в театр. Пока младшие были совсем маленькие, с нами жила младшая из старших, и она много помогала, хотя сами понимаете — сидение с детьми плохо вяжется с учебой в институте. Сейчас она вышла замуж — старшие из старших уже давно живут своими семьями, и мы остались совсем одни. Ну, почти одни. Уже несколько месяцев у нас живет моя мама, но она почти совсем не ходит, только до туалета, и можно считать, что она у нас сейчас — четвертый ребенок. Правда, у нас автоматизированно в квартире все, что только может быть: у нас есть посудомоечная машина, все мыслимые кухонные комбайны, то есть все, что может свариться, порезаться и помыться без меня, все делается без меня. Готовлю я почти каждый день. Суп, конечно, могу на два дня сварить, а вот ужин нужно каждый день заново делать. Сажаю детей рисовать и готовлю. В это время крутится стиральная машина, а потом я параллельно мешаю суп на плите и развешиваю белье — и нормально. Для меня важно, чтобы дома был чистый пол, чистая еда и чистые тарелки. Не потому что я чистоплюй — это вопрос здоровья. У нас три кошки, собака, стайка амадин и три попугая, так что хочешь не хочешь, а должно быть чисто, просто чтобы никто не заболел. Но это достигается очень легко и быстро, потому что посуду моет посудомоечная машинка, ковер пылесосит пылесос, вещи стираются в стиральной машинке, в которой на 90 градусах убивается все живое, и так далее.
«Встаю в семь, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад. Потом возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю и еду в театр»


Я стараюсь разрешать все. «Можно я включу тебе кухонный комбайн?» — «Если я рядом, можно». «Можно я включу стиральную машину?» — «Да, если я в ванной». Они у меня пылесосят и вообще много мне помогают. Я стараюсь, чтобы не было запретов, которые потом будут стимулировать повышенный интерес — «пока мама не видит, давай мы это попробуем».

К тому, что я работаю, они относятся нормально. Я вышла на работу рано, потому что надо было платить дочке — младшей из старших — за обучение. Она тоже хотела найти какие-то подработки, но мы тогда решили, что лучше, если она мне будет помогать с малышами. И она, приходя из института, оставалась с ними тремя и отпускала меня в магазин, или в сберкассу, или поспать просто. Когда я вышла на работу, первый год у меня не было дневных репетиций — только вечерние спектакли, а потом дети пошли в сад, и я смогла и дневные репетиции вести. Я трачу на дорогу до работы полтора часа в одну сторону. Мы живем в новом районе, Дмитровка почти всегда стоит, так что очень много времени уходит, чтобы добраться до центра, но я в метро или сплю, или учу французский. Или просто ничего не делаю — это тоже очень приятно после домашней колготни.

Когда дети только пошли в сад, они очень много болели. Сейчас адаптировались. Их пытались разъединять по разным группам, но ничего не получилось. Дети начинают скучать, нервничать, бегать друг к другу в группу, и, к счастью, их оставили в покое в одной группе. Когда они болеют, я даже не всегда беру больничный: если у меня только вечерние спектакли, приходит муж и отпускает меня или дочка забежит и сменит. Как-то крутимся. В прошлом году у меня был очень сложный выпуск спектакля «Отражения», и в это время заболели все трое. Тяжело заболели, даже скорую вызывали, потому что мы сами не могли сбить температуру. С ними сидел муж, а я была здесь, в театре, с утра до ночи. И вот в тот день, когда у нас была скорая, я сорвалась из театра домой, потому что уже просто не могла быть на работе, когда дома такой ужас. А когда приехала, то увидела, что муж все разрулил и что все обошлось. Знаете, если я в нем до рождения детей была уверена на сто процентов, то сейчас я в нем уверена на триста тысяч процентов. У меня с ним такой тыл, что мне ничего не страшно вообще.

Мы не боялись — было некогда бояться. Главное — не проспать, не уронить, не проглядеть, не пропустить. Мы ощущали, что нам дали какой-то невероятный подарок и мы должны его отработать, должны все делать правильно, чтобы у нас его не забрали. Должны быть достойны этого подарка под названием «трое наших детей». Когда они заболевают, мне ужасно страшно, что это я что-то сделала не так, что это моя вина. Но я вообще часто испытываю чувство вины перед детьми. Хотя, мне кажется, это чувство — нормальный комплекс нормальных родителей, которые переживают за детей.
«Встаю в семь, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад. Потом возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю и еду в театр»


Сейчас я стала судорожно думать: не пропустила ли время, когда младших надо отдать заниматься музыкой? Своего старшего сына, которого я родила в 19 лет, я всему начинала учить очень рано: он в пять лет читал бегло, запоминал огромные массивы текста, ходил на занятия балетом и карате. А когда ему исполнилось шесть лет, я поняла, что он очень устал, и мы тогда отказались от балета и от карате, и осталась только музыкальная школа, театральный кружок, вокал и плавание. Просто с ним, с первым, я совсем не знала, что делать, и давала ему вообще все, что только могла. Сейчас я понимаю, что, прежде чем запихивать ребенка в какой-то кружок, надо понять, интересно ли ему будет там, нужно ли ему это. И сперва нужно понять, условно, твой ребенок, он физик или лирик, и уж потом заполнять клеточки в его расписании развивалками и секциями. Не стоит грузить детей лишним. Однако музыке все равно надо учить. Но столько вопросов возникает сразу: кто водить будет? На какие инструменты отдавать? К кому? Куда? Я держу это в голове, но решила, что буду как Скарлетт О’Хара: подумаю об этом завтра.

Чем больше загружен день, тем больше успеваешь, а чем лучше я владею собой, тем быстрее разрулится тяжелая ситуация. Но я живая и тоже могу плакать и кричать. В последнее время дети меня стали жалеть: подходят, гладят по руке и успокаивают: «Ну поплачь, ну покричи, тебе полегче будет. А я сейчас громкую музыку включу, чтобы тебе стало весело». И все — уже смеешься и уже не так трагично воспринимаешь испачканное гуашью платье, в котором завтра надо было пойти на праздник осени в сад. И говоришь, что сейчас принцессное платье отправится в королевскую стиральную машинку, а мы дорисуем цветочки в другом. Но мне из чисто прагматических соображений вообще легче с ними договариваться, чем просто «запрещать и не пущать». Если я просто скажу «нет», то получу истерику в ответ, а если я объясню, почему нет или почему да, но позже, они меня поймут и услышат — они же умненькие детки, — и мы избежим ссоры.

Когда подходит кто-то «добрый» и спрашивает: «А кого из вас мама больше любит?» — они хором говорят: «Меня!» Честно говоря, я этим горжусь.
«Встаю в семь, мне нужно полчаса, чтобы их собрать и отвести в сад. Потом возвращаюсь, готовлю, убираю, стираю и еду в театр»


Мне никогда не бывает жалко себя. Мне бывает жалко, что мы не так много путешествуем, как, наверное, хотелось бы. Но я заметила, что мне сейчас хочется не вдвоем с мужем, а чтобы мы все вместе куда-то поехали. Чтобы увидеть, как дети воспримут море в первый раз, или горы, или цирк. И мы тут недавно говорили об этом с мужем — у него так же, оказывается.

Я не вожу машину. Задолго до беременности я попала в страшную автомобильную аварию: у меня были переломаны бедра, перебиты ноги, деформирована диафрагма… Но как только я вышла из больницы и восстановилась, мне пришлось практически сразу снова сесть в машину, потому что были какие-то съемки, на которых я работала, и деваться было некуда: несмотря на мокрую от ужаса спину, пришлось свой страх преодолеть. Я преодолела, но не настолько, чтобы самой сесть за руль. Хотя, конечно, посадить троих детей в машину, забить багажник вещами и доехать до поликлиники было бы легче, чем дойти до той же поликлиники с тремя детьми и горой вещей. Но нет. Пока нет. Хотя старший сын недавно купил нам подержанную «Ниву», и, может быть, в нашем образе жизни что-то поменяется. А пока мы любим путешествовать пешком.

Со старшими младшими детьми мне очень помогал старший сын. Он знает про детей все и все умеет делать: стирать, готовить, убирать, ухаживать, когда болеют. Я все переживала, какая жена ему попадется, чтобы он ее не загнобил, что, мол, ты не так сделала. Но, к счастью, ему попалась жена, которая умеет все: у мальчишек старших вообще жены потрясающие.

В прошлом году мы пришли к Ване, старшему, на елку, где он играл, и после спектакля зашли за кулисы. Елисей встал рядом с братом, и кто-то спросил Ивана: «Это ваш сын?» И он ответил: «Нет, это мой брат». И я вдруг их увидела: один — тридцатилетний мужик с уже пробивающейся сединой на висках, а за руку его держит мальчик трех с половиной лет, его родной брат, — два моих сына. В такие моменты как-то вдруг понимаешь, что детей — шестеро и что все это счастье — мое. А так времени думать об этом, как правило, нет.
Текст: Катерина Антонова
Фотографии: Екатерина Помелова

Создать, линеечку, беременность, для, планирующих, детские, бэби.ру


♚НеВижуЗла♚
♚НеВижуЗла♚
Артем
13 лет
Ксения
13 лет
Мария
18 лет
Ростислав
15 лет
Андрей
23 года
Туапсе
23653852
Интересные разделы сообщества

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Марина
Марина
Юрий
13 лет
Марьяна
10 лет
Отрадный

Здорово))) Я преклоняюсь перед такими мамами!!!

Пожаловаться
Яна
Яна
Ромка
34 года
Артем
14 лет
Химки

Растрогало! Молодец мама и ей повезло с мужем! Очень хорошо когда есть такие семьи!

Пожаловаться
Солнечная
Солнечная
Teo
22 года
Leo
12 лет
Lev
6 лет
Nik
4 года
Москва




Пожаловаться
Елена Соколова
Елена Соколова
Санкт-Петербург

+1000000000000000!!!

Пожаловаться
Анастасия Владимировна
Анастасия Владимировна
Аришка
8 лет
Тюмень

Ты большая молодец!!

Пожаловаться
♚НеВижуЗла♚
♚НеВижуЗла♚
Артем
13 лет
Ксения
13 лет
Мария
18 лет
Ростислав
15 лет
Андрей
23 года
Туапсе
Это не про статья:-)
Пожаловаться
Анастасия Владимировна
Анастасия Владимировна
Аришка
8 лет
Тюмень

не поняла?

Пожаловаться
♚НеВижуЗла♚
♚НеВижуЗла♚
Артем
13 лет
Ксения
13 лет
Мария
18 лет
Ростислав
15 лет
Андрей
23 года
Туапсе
не про нас)
Пожаловаться
Ирина Яроцкая
Ирина Яроцкая
Киев

Пожаловаться
Настюша Синькевич
Настюша Синькевич
Минск

настоящая семья что тут скажешь, вот буквально вчера смотрела передачу про возраст деторождения, и там была самая пожилая мама России, ей 57 дочке 2




Пожаловаться
Катя Радостная
Катя Радостная
СавелийСказочный
10 лет
СерафимВолшебный
8 лет
АннаЛучезарная
4 года
СтефанПрекрасный
2 года
Екатеринбург
Пожаловаться
Татьяна ипятьдочек
Татьяна ипятьдочек
Анастасия
15 лет
Виктория
14 лет
Полина
10 лет
Каргаполье

так здорово!!!!

Пожаловаться
Оленька
Оленька
роман
15 лет
илюшка
13 лет
Александр
11 лет
Димочка
7 лет
Анастасия
5 лет
Новосибирск

шиикарно выглядит! все успевает, есть к чему стремиться!

Пожаловаться
Мария Фролова
Мария Фролова
Денис
19 лет
Ксенья
14 лет
Настенька
12 лет
Надежда
10 лет
Гатчина

Супер! Дочитала до конца с огромным удовольствием!

Вот бы тут у наших многомам брать интервью по принципу как они все успевают, кто помогает, какой распорядок дня и дел......

Было бы интересно. Да и просто для себя что то почерпнуть от других.




Пожаловаться
ШумелкаМышь
ШумелкаМышь
Москва

геройская женщина, безусловно, но… при таком раскладе я бы уже не скакала по театрам, а была бы с детьми… Тем более, когда болеют.

Более всего тут муж героичен, кстати. Я так поняла, всё на нём, без него она бы не справилась.

Пожаловаться
Мария Фролова
Мария Фролова
Денис
19 лет
Ксенья
14 лет
Настенька
12 лет
Надежда
10 лет
Гатчина

Точно!От мужа очень многое зависит!

Пожаловаться
Светлана
Светлана
Архангельск

Памятник такой женщине надо ставить при жизни!!

Пожаловаться
Юлия
Юлия
Туапсе

прекрасно выглядит

Пожаловаться
Ольга Беляева
Ольга Беляева
Варвара
12 лет
Лев
14 лет
Михаил
19 лет
Тимофей
25 лет
Санкт-Петербург

С интересом прочитала! Есть у кого заряжаться энергией!

Показать ещё