Ангел во плоти. 6 пост

Мне снился бесконечный сон. Завывали сирены. Они не прекращали вещать. Внезапно я открыла глаза, и резко ощутила тишину, окружавшую меня. Катя еще не пришла, хотя я с уверенностью могу сказать, что утро близится. С болью в спине и шее, я встала с кровати и скривилась. Наверное, неправильно легла. Хотя, ничего и не изменилось. Мое сердце одолела паника – захотелось бежать на поиски подруги. Ну, она может быть и не одна сейчас. Только эта мысль меня отвадила от спешных сборов в неизвестность. Я засунула наушники в уши и включила плеер, который был еще приобретен этим телом. Постепенно, я добавляла туда песни, связанные с какими-то моментами моей жизни на земле. Присев на подоконник, вглядываясь в предрассветные сумерки, я растворилась в песне BringMeToHorizonCanyoufeelmyheart. Надеялась, что рок отвлечет от непонятного беспокойства, но нет. Я обошла все комнаты несколько раз, как животное, ищущее, где родить и успокоиться. Да, именно так я себя и ощущала.<?xml:namespace prefix = o ns = «urn:schemas-microsoft-com:office:office» />

Меня качало из стороны в сторону, но облегчение не приходило. Где Катя? Ее сотовый не отвечал – он был выключен.

В голове крутилось «Ищи!» миллионами раз. Какая-то паранойя! Мой желудок скрутило как при алкогольном отравлении. Что происходит? Босиком по мокрой от росы дорожке, я едва успела добежать до туалета…

Я забывала моргать! Я будто «отключалась» — забывала, где я и кто я. Я сидела на полу кухни, и мои глаза смотрели куда-то в область газовой плиты. Они уже болели, и мне пришлось с усилием моргнуть. По рукам пошла волна боли, и я скрипнула зубами – боялась, что переломаю их.

Мои руки покрылись красными пятнами, которые начинали синеть. Я в шоке уставилась на это представление, и мне стало по-настоящему страшно. Что происходит?

Я со все той же болью поднялась на ноги, но не успела дойти до дверного косяка, как меня окружила темнота, и где-то вдали я услышала стук о пол.

Открыв глаза, я обнаруживаю, что лежу на полу. Солнце уже вовсю освещает кухню, что означает ранний вечер. Руки меня не слушались, я еле смогла приподняться с их помощью, чтобы сесть. Голова кружилась, как после заселения в это тело. Руки украшены синяками от кистей до основания плеч. Ужасно болела шея, будто в нее вонзили толстую иглу. Спина отказывалась повиноваться в тазовой области. Я, держась о дверной косяк, попыталась встать, но ноги шатались.

Вроде бы мой организм успокоился, и я осмелилась доползти до телефона – поднявшись на ноги без опоры, я рисковала снова упасть, и я боялась снова своего «отключения». Скорее всего, это просто кошмар! Катя наверняка сейчас спит рядом со мной! Надо только проснуться, а как?

На сердце поселился ужас – что, если это не сон? Где Катя? Что со мной произошло?

Провода телефона были вырваны с корнем. Кто это сделал? Больше никаких следов чьего-то присутствия я не успела обнаружить.

Я не знала, почему моей первой мыслью было проверить домашний телефон. Что я бы там обнаружила? Только оборванные провода, благодаря которым он теперь не работал? Кто-то не хотел, чтобы я куда-то звонила…

Я горько усмехнулась – а куда бы я позвонила? Мне никто бы не помог. И Катя пропала – рисковать звонить ее маме не хотелось. Я могу ведь и напугать тетю Марину словами «Извините, а Катя с вами?». И начнутся бесконечные вопросы…<?xml:namespace prefix = o ns = «urn:schemas-microsoft-com:office:office» />

Или я могла бы позвонить Диме? Нет… Он меня резко начал избегать, и хоть такому поведению уже второй день, моя звездная гордость не позволила бы звонить первой парню. Да и что бы я ему сказала?!

Я с удивлением смотрела на свои руки, покрытые синяками. Меня ведь никто не бил. Они появились из ниоткуда, я все еще помню ту непонятную боль. Волосы на голове зашевелились – я, правда, долго считала, что это метафора! А что, если мое состояние связано с Димой? Ну, конечно! Я же могла позвонить ему и аккуратно поинтересоваться его состоянием. Потому провода и оторваны! Ведь единственный, кому я бы точно не побоялась позвонить – это Дима.

Я решила направиться в комнату, но не успела я сделать и четырех шагов, как упала. Это со стороны выглядело ужасно – я ударилась коленками о пол и осела. Несколько мгновений я не могла чувствовать ноги, я не могла ничем пошевелить! Как только резкая судорога схватила правую икру, я решительно встала и, хромая, направилась в свою комнату переодеваться.

Синяки украшали живот, руки, спину и даже шею. Надела черный свитер с горлом со светлыми джинсами, резво обулась в кроссовки, закрыла дом на замок и едва сдерживалась, чтобы не побежать.

Чутье вело меня куда-то, я еще не знала куда именно. Я как быстрая сомнамбула дошла до конца нашего села, заставляя прохожих хмуро оглядываться мне вслед. Мне было все равно на их мнение. Я искала!

Легкие горели, а я все шла и шла по пустующей дороге, очень давно залитой асфальтом – лет семь назад. Теперь вокруг меня раскидывались не холмы, а поля с редкими лесополосами. Куда я иду? Хорошо все-таки, что мама сейчас в больнице – она бы сама меня в таком состоянии отправила бы туда! Но я не схожу с ума! Я чувствую, что мне надо идти именно здесь. Мне нужно двигаться дальше. В глазах темнело – сказывалась небольшая физическая нагрузка из-за такой дороги и голод. Но он был ничем по сравнению с тем поисковым чувством. Я была как собака-ищейка, направляющаяся точно по следу, оставленному кем-то.

Меня настигла истерика. Я становлюсь слишком чувствительной. А мне с моей миссией надо оставаться твердой, как камень. Слезы скатывались крупными каплями по щекам, я всхлипывала, но продолжала идти с… пустотой в груди.

Вдоль дороги на несколько километров вперед находится зона леса. Я решила свернуть в него – чтобы не попасться нерадивому водителю на пути. Я шла сквозь заросли сосен, кедра, тополей и продолжала лить слезы. Как будто кто-то умер. Нет, никто не должен умереть! Я так резко опомнилась, что остановилась. Я ведь могла пройти мимо дома Димы и почувствовать его энергетику. Но меня будто ослепило и вело именно в эту область. А что, если Катя была с Димой? Сейчас мне главное одно – чтобы с ними все было в порядке…

Начинало смеркаться, я шла около трех часов без остановки. Запыханная, я все же решила устроить привал на ветвях прибрежного деревца. Место это около реки, рядом раскинулись согнутые природой, но густые деревья, чей вид я не могла определить по памяти. Я легко забралась через ветви на место повыше, где рос толстый сук. Я присела – меня не должно быть видно. Мало ли кто может тут ходить. И я говорю не только о людях, но и о хищниках, выходящих в поисках пищи именно ночью. Прислонившись головой к стволу дерева, я едва не уснула от усталости. Ведь я могла упасть, и это грозило бы переломом и смертью – я очень далеко от цивилизации. Ну, зачем я сюда направилась?

Я находилась метрах в пятнадцати от дороги и прислушивалась к проезжающим мимо автомобилям. Уже стемнело – я ничего не видела, кроме редкого света фар, прорезывающихся через густые ветви деревьев. Одно я знала точно – машину Димы по дороге через деревню я не видела и не слышала. Либо он весь день был дома, либо… Мне стоит подумать о чем-то другом!

К моему удивлению, одна проезжающая мимо машина решила остановиться именно в том месте, где я свернула. Я помнила, под каким углом шла в это место. Послышалось хлопанье дверей – два или три раза – не различить. Наступила та самая зловещая тишина. Мое сердце гулко забилось – меня кто-то нашел? Или эти люди решили среди ночи пройтись по такому безлюдному лесу? Сердце грозило выскочить из груди, когда я услышала треск ломающихся веток совсем рядом с деревом, на котором я сижу. Кто-то шел целеустремленным шагом, и их было несколько – человек пять точно. По голосам я уже начала различать и считать путников. Кто они?

Было темно, но один голос я могла узнать с одного раза – Марина! Та самая девушка с черными волосами, которая знакомая Димы. Она возненавидела меня с первой секунды. Что она-то здесь делает? И с кем она? Те голоса я не узнала.<?xml:namespace prefix = o ns = «urn:schemas-microsoft-com:office:office» />

— Дальше нет света. – Хмуро произнес парень, по голосу я определила, что он счастливец с крепким телосложением. Я вздрогнула – глаза ребят светились в темноте красным. Это было страшно – сплошная тьма и красные огоньки, мельтешащие по сторонам в чьих-то поисках. Огоньки ходили вокруг и молчали. Слышался странный хрип, скорее близкий к рычанию, чем к заболеваниям легких. Мою спину покрыли мурашки, но вовсе не от ночного холода – про него я уже успела забыть.

— Это по-любому она! Ее свет сразу запомнится! Он мать вашу с перламутровым оттенком – как жемчуг! – Хрипло произнесла Марина. О нет, они ищут меня…

Они знают, кто я? Кто тогда они?! Их красные глаза мне могут сказать только одно – нечисть. Если их образ расплывается при свете дня для подобных мне, то сейчас я боялась утверждать, что они могут являться демонами. Господи, сколько же их тут?! Бедные души ребят, кого они сожрали, и захватили тела! Как я могла тогда при встрече не заметить, что Марина – демон? Скорее всего, виной тому огонь – ведь горел костер…

— Но не могла же она улететь? – Хрипло загоготал парень. Говорил только он и Марина – остальные молчали.

— Если сдохнет – улетит. Но эта живая, я все еще чувствую ее запах. Хм, и завело же ее сюда! – Ухмыльнулась Марина. И куда же я попала?

— Ну, раз ее тут нет, может, приступим?

— Погоди, идиот! Еще рано! Хозяина рано вызовем – проблем не оберемся. Тем более, сейчас он спит…

О ком они? Я боялась дышать, все мое тело задеревенело без движения. Я боялась, что если малость шевельнусь – несколько пар красных глаз обратится в мою сторону… Страшно представить, что они сделают со мной. Стоит выжидать, и не выдавать ничем своего присутствия. Рядом со мной прошептал безликий голос «Меня освятили при посадке, тебя не заметят.» Я дернулась – со мной говорит дерево! Ну, спасибо и на этом…

Луны не было видно – сегодня новолуние. Я не знала, куда обратить свои мысли, как не на кучу нечисти, бродящей прямо подо мной в темноте.

Не знаю, сколько я просидела на толстой ветви освященного дерева, но начало светать. Я поняла это по тому, что теперь движение демонов я определяла по теням. Ох, забралась же я – метров на восемь. Главное, чтобы они не подняли глаза наверх. Да, меня прикрывает густая листва, но все же…

Зашуршал пакет, и вслед за ним подул слабый утренний ветерок. Я не могла видеть отчетливо, но из черного мусорного пакета демоны вытащили что-то белое и пушистое. Это была мертвая обезображенная собака!

Марина подняла труп на руки, и с парнем подошла к дереву, растущему практически без листвы – оно было голым и без веток на первые три метра от земли. Что они делают?

Марина из джинсовой сумки через плечо достала что-то длинное и приблизила к поднятой лапе собаки. Парень стучал молотком, прибивая труп к дереву. Меня чуть не вырвало от омерзения – они это делают аналогично тому, как прибивали к кресту Иисуса Христа!

Безжизненная белая голова собаки с опустошенными глазницами и вывалившимся из пасти длинным языком, свисала вниз от тяжести, и ее украсили терновым венком. Мои глаза застилали слезы. Главное не всхлипнуть. Я даже не заметила, как инстинктивно прикрыла рот ладонью, чтобы не выдавать никаких звуков.

Затем молчавшие демоны, за исключением Марины и здоровяка что-то затараторили, да так, что я ни слова не поняла. Это было похоже на ужасную смесь немецкого и латыни…

Я наблюдала за всем, боясь упасть в любой момент в обморок. Но ничто меня не удивило так сильно, как сам труп белой пушистой собаки. Он пошевелил головой, и, засунув язык в пасть, долго причмокивал. Затем откашлялся и начал усиленно принюхиваться.

— О, крошка Марина здесь со своей свитой! И что вы сладкие решили меня вызвать? – Собака была все также прибита к дереву, и она говорила точно не человеческим голосом! Пустые глазницы чернели, ярко выделяясь на фоне белого густого меха.

— Хозяин! – Все демоны склонились перед говорящим трупом животного.

— Я разочарован тобой, Мариночка. Ты ведь обещала быть хорошей девочкой. А в итоге? – Я надеялась, что Марина огрызнется в ответ. Но она, покорно склонив голову, слушала этот труп. – Девушку, скажем так, не убила. Один из твоих приспешников засветился в магазине – и мне пришлось его устранить. Девочка моя, ты меня разочаровываешь. Эх, моя бы воля! Даже аварию толком не довели до конца! Сколько вас тут? Восемь, было семеро и чую новичка. Кстати, добро пожаловать… А, так вот! Ты почему их не убила?

— Мы собирались, хозяин. Но не успели все довести до конца – ехал ряд фур, и мы были вынуждены ретироваться. Их увезли, скорее всего в больницу. – Тихо промямлила черноволосая в ответ. Оставалось только ей слезы пустить – очень уж хорошая актриса в этой демонше пропадает!

— Собирались они! Ты понимаешь, что я могу переложить всю работу на твои плечи и запретить захватывать тела поддающейся к искушению молодежи? Я ведь могу начать наслаждаться, дав тебе одной выполнять работенку. Такая ерунда! Казус, конечно, что тело той противной девчонки занял сам ангел!

— Хозяин. – Марина на коленках подползла поближе к трупу. – Я же стараюсь.

— Не вижу прогресса! А теперь расскажи мне заново о своих косяках! А то, пока вас всех олухов прослушаешь, забудешь – кто и что говорил. И кстати, почему ты меня вызвала в это? – Голова осмотрела прибитые к стволу дерева лапы и оскалилась. – Запах не цветочный, знаешь ли.

— Хозяин, я боялась, что ты уничтожишь нас всех, не выслушав…

— Аха-ха, а ты умнее, чем кажешься! – Засмеялась голова собаки и тут же оскалилась пуще прежнего, прогремев на ближайшие несколько метров, заставив всех демонов и меня вздрогнуть. – Говори все и по порядку, пока не испытала мое терпение до конца!

И Марина принялась отчитываться своему хозяину. Она с этим парнем – здоровяком подстроила аварию, в которую угодила девушка, в чьем теле я сейчас нахожусь. Надеялись, что я умру. Сначала споили, потом, притворившись хорошими новыми друзьями, мчавшись на всей скорости, возможной для автомобиля, внезапно телепортировались на трассу. А это тело ехало в машине навстречу смерти. Но внезапно прогремел взрыв и световая вспышка, направлялась именно в ту сторону. Прогремел взрыв. Почувствовав присутствие небесного воина, демоны вдвоем побоялись приближаться и скрылись. А этой вспышкой была я. Я спасла это тело. Значит, демоны как охотились на Диму, так охотятся на меня. Чистые души! Я была их первой мишенью… приблизиться к больнице, где находилось это тело, а я как раз адаптировалась в нем, демоны тоже не рискнули. Больницу охраняли целый год десять земных ангелов. Вот, как! Значит, когда я выходила из больницы и встретила курящего мужчину, представившегося светом, то… он охранял меня?!

Потом Марина, отдыхая от работы, случайно встречает меня – нас знакомит ничего не подозревающий Дима. Узнаю подробности, что она несколько раз его заставляла с ней переспать, но он отказывался, слава Всевышнему. Какая мерзость! Я уже сама хочу убить ее, хотя моему существу, моему рангу среди ангелов, это не стоит делать.

Солнце уже начинало покрывать луга на горизонте, и я заметила, как Марина спешит отчитаться хозяину своему – время поджимает!

Я едва сдерживала в себе все маты, какие успела услышать за пребывание на земле, когда услышала следующее.

— Но хозяин! Если парень умрет – то мы убьем двух зайцев одним выстрелом. Да и тем более там так все подстроено – будто он с ее подружкой был на свидании. Хотя, они тоже в больнице. Скорее всего, надолго. Там столько поломанных костей, какой милый хруст был – прямо музыка для ушей! – Залепетала Марина. Затем солнечный свет настиг прибитый к дереву труп собаки, и он сгорел дотла. Но я уверена, что этот самый хозяин где-то рядом. Просто он в другой реальности.

Я закрыла глаза и считала глубокие вдохи и выдохи, мои уши уже ничего не воспринимали. Меня затрясло от вскипающей в моем существе ярости. Ох, что я могла сейчас сотворить с этими демонами! Но, не время. Пусть они еще некоторое время будут считать, что я нахожусь в дезинформации всей ситуации. Тем более не факт, что я одержу победу над ними. Слишком много, а я слабая. Я ощутила ту самую малость душераздирающей боли, что испытал Дима.

Группа демонов ушла обратно, и я долго сидела, издалека глядя на дерево, где прибивали гвоздями собаку к стволу. Там много зарубок, значит это не первый призыв «хозяина».

Катя и Дима в больнице, я могу найти попутную машину – утром здесь часто ездят автомобили – город все-таки. Главное, не пересечься с мамой – я не представляю даже, что ей и сказать. Буду надеяться, что она не знает, кто вместе с ней находится в больнице…

Утерев хлынувшие бурным потоком слезы, я, всхлипывая и хромая, направилась к трассе.

Спустя десять минут рядом остановилась машина «Молоковоз», и мне любезно предложили помочь добраться до города. Незнакомый дедушка не стал ничего спрашивать. А видок был у меня тот еще – мешки под глазами, опухшее от слез лицо. Проехав в гнетущей тишине несколько минут, меня высадили у больницы.


СтараяКатра НоваяСтраница
СтараяКатра НоваяСтраница
Губкинский
00725

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества