Ранние развитие ребенка.

Современные родители спешат дать детям раннее образование, при этом, оказывается, нанося немалый вред их психике.

В последние годы методики раннего развития стали чрезвычайно популярны в нашей стране — уже в люльке детей различными способами учат читать и считать. Но врачи-психотерапевты бьют тревогу — увеличивается число детей с нарушениями психики. Корреспондент еженедельника «Интерфакс ВРЕМЯ» выяснила, чем так называемые методики раннего развития отличаются друг от друга и от традиционных программ дошкольного воспитания.

ЧТО ТАКОЕ РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ?

Вирус под названием «раннее развитие детей» поразил большинство молодых родителей крупных городов. «Моя дочь уже в 3 года читает...» — «А мой сын — считает», — хвастаются мамы малышей друг перед другом. Широкий размах увлечения методиками воспитания вундеркиндов спровоцирован появлением класса молодых неработающих, но образованных мам с нереализованными амбициями.

В этом случае понятие «развитие» употребляется ошибочно, на самом деле оно подразумевает психическое, физическое и интеллектуальное формирование личности. Но в домашних «школах для младенцев» занимаются не столько развитием, сколько досрочным обучением тем предметам, которые ребенок позже изучает в начальной школе. Энтузиазм мам и пап подогревается необходимостью сдачи тестов при поступлении в элитные школы. Им кажется, что с помощью раннего обучения они дадут ребенку «ранний старт», повысив его конкурентоспособность в дальнейшей жизни.

Во всем мире эпидемия раннего развития началась в середине ХХ века с лозунга педагогов-новаторов: «После трех учить уже поздно!» Авторы различных методик исходили из постулата о том, что чем раньше начать обучение, тем гениальнее будет воспитанник. На неопытных родителей это действует неотразимо: оказывается, мой ребенок может запросто стать гением! «Волшебная палочка» для чудесного превращения младенца в вундеркинда берется из богатого набора известных новаторских «брендов»: Монтессори, Никитин, Зайцев, Тюленев. Чем подходы к раннему обучению отличаются друг от друга, что положительного способны они дать ребенку, а чем могут ему навредить?

СИСТЕМА МОНТЕССОРИ

Мария Монтессори, итальянский педагог-дефектолог, занималась проблемой обучения умственно отсталых детей. Она разработала упражнения с картонными рамками, карточками и кубиками, тренирующие у детей мелкую моторику пальцев (на кончиках которых находятся нервные окончания, стимулирующие речевые центры в коре головного мозга). Умственно отсталые дети не только научились говорить, но и начали читать, писать и считать раньше сверстников из обычной школы. И тогда Монтессори предположила, что те же упражнения могут помочь при обучении здоровых детей. Сегодня в Монтессори-садиках по всей Европе в одной группе занимаются дети разного возраста и уровня знаний, старшие и более опытные своим примером помогают новичкам. Сложение и вычитание познается с помощью разноцветных бусин, нанизанных на нитку в различном порядке, а читать дети учатся по специальным картинкам. Елена Смирнова, заведующая лабораторией психологии детей дошкольного возраста Психологического института РАО считает, что эта система в ее традиционном варианте «ограничивает речевое взаимодействие детей и их фантазию». Фактически на этих уроках фантазия, воображение, эмоциональные стороны маленькой личности не находят выхода. Человеческая природа такова, что со временем недостаток общения и бедность эмоциональной жизни приводят к расстройствам психики и психосоматическим заболеваниям.

«НУВЭРС» НИКИТИНЫХ

Семье Никитиных принадлежит идея «НУВЭРСа» — Необратимого Угасания Возможностей Эффективного Развития Способностей. Не дав ребенку до трех лет особых умений, родители, по мысли Никитиных, лишают его возможности в будущем приобретать знания и в конечном счете не дают раскрыться личности маленького человека.

На своих семи детях Никитины опробовали оригинальный метод развития способностей с помощью кубиков, таблиц, логических задач. По системе Никитиных дети должны не только умственно воспринимать знания, но и физически развиваться. Чтобы тело, не перегруженное лишней одеждой, не отягощенное сверхкалорийной пищей, легко и охотно откликалось на решение интеллектуальных задач. Минусом системы Никитиных можно признать то, что в ней акцент сделан на физическое и интеллектуальное развитие, в ущерб эмоциональному.

Сотрудники Института психологии РАН неоднократно предпринимали попытки понять особенности развития детей, воспитанных в семье Никитиных. Но от предложения протестировать детей и дать научную оценку этой методике родители-новаторы отказывались. Интересно, что дети Никитиных крайне неохотно рассказывают о своем раннем развитии, и никто из них не попытался повторить родительские эксперименты на собственных детях. Система Никитиных, казалось бы, нацеленная на воспитание гениев, вырастила из них совершенно обычных, хотя и образованных людей. Так стоило ли так мучиться, если этих результатов можно добиться более «мирным» путем.

СКЛАДОВЫЕ КУБИКИ ЗАЙЦЕВА

Свои авторские кубики питерский педагог Николай Зайцев создал, «увидев» единицу строения языка не в слоге, а в складе. Склад — это пара из согласной с гласной, или из согласной с твердым или мягким знаком, или же одна буква. Пользуясь этими складами (каждый склад находится на отдельной грани кубика), ребенок начинает составлять слова. Вот эти склады Зайцев и написал на гранях кубиков.

Кубики отличаются по цвету, размеру и звуку — их наполняют разным содержимым: деревянными палочками (для кубиков с глухими звуками), металлическими крышечками (для «звонких» кубиков), бубенчиками или колокольчиками (для кубиков с гласными звуками). Это помогает детям почувствовать разницу между гласными и согласными, звонкими и мягкими звуками. Кубики Зайцева помогают детям 3-4 лет научиться читать с первых занятий. Конечно, выучиться чтению по традиционным методикам труднее, чем по «кубикам Зайцева». Дело в том, что двухлетний ребенок способен без особых проблем выучить, какие звуки передаются какими буквами, но ничего прочесть он при этом все равно не сумеет, потому что он пока не способен понять, что отдельные звуки надо сливать в слоги и слова. В методике Зайцева «тупость» двухлетнего малыша преодолевается хитрым способом: ребенку предъявляется буквосочетание «МА» как один неделимый символ-склад. Подобных складов оказывается очень много — около двух сотен, однако выучить пару сотен складов малышу все же проще, чем догадаться о том, что склады получаются из отдельных букв. Но впоследствии в традиционной школе маленькому умнику придется фактически переучиваться, чтобы научиться читать традиционным способом. Тогда непонятно, зачем было осваивать «складовое» чтение?

«ЧИТАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ХОДИТЬ»

Так называется методика Виктора Тюленева, обосновавшего достижения в педагогике на опыте воспитания собственных дочерей. Он использует для домашнего образования уже знакомые нам карточки с буквами и цифрами, которые следует с самого рождения вешать над кроваткой малыша и показывать ему регулярно. Также стены детской следует украсить географическими картами, таблицей Менделеева, портретами поэтов и писателей. В одной из знакомых семей девочка с помощью методов Тюленева научилась читать в год, а через два месяца цитировала наизусть «Бородино» Лермонтова, печатала на машинке и сама составляла из магнитных букв слова на холодильнике. Правда, маме вундеркинда приходилось скрывать таланты дочери от соседей по песочнице и задумываться о перспективах обучения в средней школе. Чем закончится этот конкретный опыт раннего развития — покажет время, но психолог и медики утверждают, что активные образовательные эксперименты над младенцами не проходят бесследно.

«ПОДВОДНЫЕ КАМНИ» РАННИХ УСПЕХОВ

Психотерапевты приводят в качестве примера жалобы родителей на «ранообучаемых» детей: «Мальчику 3,5 года, после садика водим на музыку и английский язык, при этом он плачет и кричит», «Девочке — 2 года, она не хочет ни рисовать, ни лепить. Быстро «накалякает» и бежит машинки катать!», «Нам 5 лет — читает только из-под палки, только, если ремень видит».

Все программы воспитания гениев построены так, будто конечная цель состоит в том, чтобы ребенок в дошкольном возрасте лишь усвоил материал начальных классов. Конечно, семилетнему грамотею проще учиться в первых классах, но когда приходит время заниматься всерьез информатикой или алгеброй, вдруг выясняется, что преимущества на стороне тех, кто с самого начала привык корпеть над обычными учебниками под присмотром заурядных учителей. После поступления в вуз становится окончательно ясно, что ранний форсированный старт не обеспечил вундеркинду преимуществ по сравнению с однокашниками.

Сторонникам раннего развития часто приходится отбиваться от критиков, которые говорят о том, что детей нельзя лишать детства. Многие методики акцентируются на легкости усвоения знаний, создается обманчивое впечатление, что ребенок учится как бы играючи, безо всякого умственного усилия. После столь активного обучения в младенчестве у подросших вундеркиндов формируется эмоционально ущербная психика, не способная воспринимать в школе все усложняющиеся задания. Такие дети страдают зацикленностью на каких-то идеях, им трудно самостоятельно сконцентрироваться, они постоянно перевозбуждены, требуют к себе повышенного внимания учителя.

Профессор Елена Смирнова считает, что, стремясь обучать 2-3-летнего ребенка чтению и счету, родители подсознательно устраняются от необходимости «опуститься» до его интересов и потребностей. Не всякий взрослый умеет играть с ребенком — встать на колени, ползать за машинами, говорить за зайчика. Очень часто, не наигравшись досыта в раннем детстве, вундеркинды наверстывают упущенное в школе, предпочитая урокам игры под партой.

Представители традиционной психологии и педагогики считают, что раннее развитие — явление нездоровое прежде всего потому, что в его основе лежит совершенно ложная идея о том, что учить годовалого ребенка намного легче, чем шестилетнего. Профессор Елена Смирнова считает, что драма заключается в том, что родители не понимают возрастной психологии, особенности восприятия, мышления, интеллекта ребенка. Никто не спорит, что развивать ребенка необходимо, но все хорошо в свое время. Психологи настаивают на том, что до 5 лет обучать читать и писать — значит, наносить вред детской психике, которая ориентирована на игровые способы познания мира и не способна адекватно «переваривать» информацию, выраженную в символах.

Практикующий психотерапевт Наталья Писаренко предупреждает, что если вовремя не остановиться в чрезмерно активном стремлении воспитать гения, то, возможно, потом придется лечить ребенка от заикания, энуреза, бессонницы, гастрита и других психосоматических заболеваний.

Хотя есть в эпидемии раннего обучения и положительный момент. Здравомыслящие родители, «переболев» новомодными методиками, возвращаются к играм в «Ладушки» и сказкам про «Колобка». Психологи признают, что проверенные десятками поколений методы воспитания гораздо лучше новомодных образовательных продуктов.
читайте также «Об опасности раннего развития»
Света Орехова

Противники идеи раннего развития
Доктор Хельмут фон Кюгель — немецкий исследователь проблемы раннего развития ребенка:

«Увеличение числа нервных и психических расстройств, нарушений поведения у детей с ранним интеллектуальным развитием ужасает, однако все это предсказуемо, если исходит из природы ребенка… В конце концов начали решительно протестовать психологи и педиатры, приемные которых переполнились детьми, пострадавшими от раннего дошкольного обучения. Специальным комиссиям при министерствах еще предстоит в свете этого горького опыта разобраться с новой математической и логической дрессурой, ранним обучением чтению и методикой пословного чтения, да и вообще с безудержными экспериментами с излюбленными педагогическими идеями».

Р. Мур — американский профессор:

«Не получено никаких бесспорных доказательств того, что программы раннего школьного обучения ведут к успеху, напротив, имеющиеся важные доводы убеждают, что это не так. Внушительное количество результатов исследований свидетельствует о том, что в среднем лучше занимаются дети, начавшие учиться в школе позже».

Рудольф Штайнер — основатель вальдорфского движения:

«Следует как можно дольше оставлять ребенка в его нежном образно-сказочном мире, в котором он приспосабливается к жизни, дать ему возможность как можно дольше не расставаться с воображением, образностью, „безынтеллектуальностью“. Ибо, если предоставить его организму возможность окрепнуть в „безынтеллектуальности“, он сможет позже правильным образом освоиться и интеллектуальности, необходимой современной цивилизации».

«Мышление как таковое, как внутренняя жизнь в отвлеченных понятиях в эти годы (до 7 лет) было бы преждевременным. Чем меньше педагог непосредственно воздействует на развитие способности суждения, чем больше он укрепляет ее опосредованно, тем лучше это скажется на всей последующей жизни человека».

Эда Ле Шан — американский писатель, автор популярной книги «Как выжить родителям»

«Не думаю, что какой-нибудь из методов воспитания разозлил меня больше, чем нынешний подход к интеллектуальному развитию, начиная с детского сада и кончая высшей школой. Мы торопимся вырастить из наших детей гениев и не замечаем, что калечим самых одаренных — в конце концов повергая их в ужас и заставляя чувствовать себя полнейшими неудачниками еще до того, как они прожили хотя бы 1/5 своей жизни.

Похоже, мы задались целью навсегда избавиться от детства. Никаких игр! Мы отвергаем то, что хоть как-то связано с детством, инфантильность должна быть изжита во что бы то ни стало. И все это после долгих лет внимательных исследований, доказавших, что для нормального развития ребенок должен пройти все фазы роста, и боже избави нас торопить его!»

Э.М. Грюнелиус — организатор вальдорфского детского сада и школы:

«Против чего ребенок инстинктивно протестует, так это против формы порядка, которая сообщается ему в виде правил и понятий. Протест детей относится в первую очередь не к содержанию наших мероприятий как таковых, а к их форме в виде правил и понятий, относящихся к миру интеллектуального, к которому у ребенка доступа пока нет.

По своей природе и в кругу своих интересов ребенок добр. Недобрым и сложным он становится тогда, когда его оттуда вырывают, и прежде всего подталкиванием к ранней интеллектуализации.

Понятия должны органически вырасти в человеке, как и все остальное. Тогда они приобретают глубину, силу убеждения и оригинальность.Понятия, усвоенные лишь памятью, приходится часто как тяжелый груз волочить через всю жизнь».

взято из


Ксения
Ксения
Новосибирск
00913

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества