право на жизнь. глава 6

Первые лучи солнца уже подавали попытки пробиться из-за неровной линии горизонта. Лениво, нехотя, они начали свои поползновения. Цепляясь за ветви и листья, солнечный свет разгонял остатки ночного сумрака и холодный липкий туман. В утренних лучах лес начинал играть совсем другими красками. Поблекшие за ночь цвета вновь оживали. Зеленая листва переливалась изумрудами росы. Начали раскрывать свои разноцветные лепестки навстречу теплу и свету проснувшиеся цветы. Застрекотали кузнечики, запели птицы, встречая утро.

Лежа на спине, я смотрела в небо. На то, как бегут облака, как пролетают птицы. Начался новый день. И для всех живых существ он был в радость.

Но явно не для меня.

Несмотря на теплое одеяло, которое я действительно обнаружила в сумке, и жар от костра, я все равно тряслась полночи от холода.

Самаэль до сих пор спал, или же делал вид.

После вчерашнего очередного весьма странного инцидента с одеялом, мы не обмолвились ни словом. Теперь я понимала, что значила эта его выходка. Сказав, что одеяло лишь одно, он в итоге бы вынудил залезть к нему. Потому как иначе я наверное замерзла бы насмерть. Но почему тогда он признался после? Его что, тронул мой рассказ? В это как-то не верилось...

В своих мыслях я не заметила, как вновь задремала.

И снился мне тот самый маленький домик с вишневым садом. Все было так реально, что я невольно улыбалась. Но стоило мне подойти к калитке, как сон мой бесцеремонно прервали.

В панике раскрыв глаза, я сперва решила, что началось землетрясение, но оказалось, что это Самаэль толкает меня в спину носком сапога.

— Можно было бы и повежливей… — Недовольно бурчала я на такое отношение.

— Можно было бы и повежливей, если бы ты не была человеком. — Съязвил демон. Сегодняшним утром он был как-то особенно раздражителен и явно чем-то недоволен.

Наскоро позавтракав, мы, вернее я, закидала костер сырой травой, затоптала его, быстро умылась, расчесала и заплела свои пшеничные теперь волосы и была уже полностью готова. Самаэль в это время уже заканчивал седлать вторую лошадь. За ночь они разбрелись по округе, но стоило ему позвать, как животные вернулись.

— Сегодня поедешь сама. — Заявил демон, даже не оборачиваясь. — Можешь привязать себя к седлу.

Я не знала, что и думать. С одной стороны — перспектива вновь ехать в его объятиях меня сильно нервировала. Но ехать самой, это было куда хуже.

Но времени поразмыслить мне давать никто не собирался. Выйдя из лесу на дорогу, демон взлетел, а иначе не опишешь, в седло. Он смотрел прямо перед собой, на дорогу, будто бы и не замечая меня.

Я с грустью подумала, что вчера вечером он вел себя иначе. Пусть и все равно был пакостным и ехидным, но все же это устраивало меня куда больше холодной отчужденности и неприкрытой ненависти.

Подражая беременной корове, кряхтя и причитая о своей нелегкой доле, я все же оказалась в седле. Вставив ноги в стремена, я вцепилась обеими руками в седло. Лошадь по-прежнему была привязана ко второй, а значит хотя бы управлять не придется.

Я зажмурилась и напряглась, ожидая, что сейчас, как и вчера, демон пошлет лошадей вскачь. Но этого не случилось. Сперва медленно, потом чуть быстрее, но мы все же шли шагом.

При первых шагах я была уверена, что вот-вот свалюсь, но через какое-то время я даже смогла приноровиться к ритму. Если расслабиться и позволить телу покачиваться в такт шагам животного, ехать куда легче, поняла я.

Спустя уже час езды, я начала понимать, что несмотря на удобство седла, бедра натирает ужасно. Да и сидеть с раздвинутыми ногами столько времени и с прямой спиной тоже было тяжело.

Спустя еще один час, я уже вся изъерзалась и измучалась, не зная как сесть, чтобы было хоть чуточку удобно. Со злостью я сверлила глазами спину демона, который по всей видимости чувствовал себя в седле вполне комфортно.

Не выдержав еще и получаса, я попросила остановиться и под предлогом срочной необходимости сползла с лошади. Теперь при ходьбе мне казалось, что ноги мои имеют форму колеса, а на плечи повесили коромысло с двумя тяжеленными ведрами. Спустя какое-то время вернувшись к лошадям, я неохотно вновь влезла в седло. Пытка продолжалась.

К вечеру, когда уже начало темнеть, мы все же добрались до города. Целый день, проведенный в седле, выжал из меня все живое. Охая и причитая, я старалась продержаться до того момента, когда мы приедем уже хоть куда-то, а потому, оказавшись в городе, почувствовала небывалое облегчение. Однако разглядывать городские пейзажи я все же не успевала, целиком и полностью сконцентрировавшись на своей несчастной пятой точке.

Когда мы все же подъехали к дверям местного постоялого двора, и демон соскочил на землю, радости моей не было предела. Я последовала его примеру и тоже сползла вниз, однако, не рассчитала и чуть не повалилась на землю.

— Прекрати позорить меня, смертная. — Демон подхватил меня за ворот и развернул к себе, как тряпичную куклу. Он снова был злым и раздражительным.

Я ответила ему весьма красноречивым взглядом. Теперь, когда мы уже совсем рядом с храмом, а я так и не придумала, как мне избежать уготованной участи, мне было плевать, как он относится ко мне. Издевается или нет. Потому что я знала, что он будет издеваться. Будет смеяться над моими слабостями. Будет унижать.

Усталость, злость и обида навалились на меня с удвоенной силой, и я вырвалась из его рук.

Превозмогая боль и усталость, уже твердой походкой прошла в гостиницу.

Некоторое время после, оказавшись, наконец, в снятой комнате, я с превеликим удовольствием растянулась на постели. Самаэль пока что оставался внизу, выясняя, видимо, нынешнюю обстановку в городе и возможность попасть в храм.

Немного передохнув, я решила, что, пожалуй, стоит воспользоваться последней возможностью помыться.

В комнате, помимо входной двери, была и еще одна, ведущая в маленькую комнату с туалетом и ванной.

Скинув с себя одежду, я с удовольствием залезла в воду и расслабилась. После целого дня в седле это было настоящим блаженством. Теплая вода расслабляла уставшие мышцы.

Вдоволь наплескавшись, я насухо растерла кожу полотенцем и одела чистую одежду и, воспользовавшись тем, что Самаэля по-прежнему нет в комнате, забралась в постель.

«Просто сказочно...» — Мелькнуло в мыслях, прежде чем я провалилась в сон.

Блаженствовать долго, однако, не пришлось. Хлопнула дверь и я вскочила с места, уже готовая к обороне. Очнувшись ото сна окончательно, я поняла-таки, что это был всего лишь Самаэль. А вот его вид вызывал некоторое недоумение — демон был изрядно потрепан, на плече красовались несколько царапин.

— Их оказалось всего четверо, этих стражей. — Возмущенно заявил демон, глядя на меня. Спросонья я еще плохо понимала, что происходит. Лишь отметила, что волосы у меня уже высохли, значит прошло достаточно много времени. — Кай видимо посчитал, что я совсем очеловечился.

Самаэль метался по комнате, перерывая сумки. Когда же тот повернулся ко мне спиной, я не смогла не заметить кинжал, торчащий у него за поясом.

— Поднимайся, — приказал демон. — У нас не так много времени. Нужно успеть попасть в храм прежде, чем кто-то обнаружит, что стражи мертвы.

Мертвы? Так он был в храме? И получается, мы проведем ритуал уже сегодня?

Меня пробил озноб, и я не находила в себе сил пошевелиться.

Самаэль обернулся ко мне, вперив в меня недовольный взгляд.

— Тебе сказано — поднимайся. Или я поволоку тебя в храм за волосы прямо по улице. — Шипел он.

Дрожа всем телом, я-таки нашла в себе силы вылезти из-под одеяла и дрожащими руками натянула обувь.

Ощущение собственной беззащитности, обреченности давили на меня сейчас как никогда прежде. Начни я сопротивляться, кто-нибудь возможно и придет на помощь, но ведь это будут лишь люди, а значит, они просто умрут от его руки.

Все происходило слишком быстро, я надеялась, что приехав в город, будет хоть сколько то времени собраться. Или придумать что-то. Оказалось — нет.

И снова… Снова я шла на собственную смерть. Надежда на то, что я останусь жива, уже даже не всплывала в моем разуме.

Очевидно, от демона не укрылось мое состояние.

— Послушай меня, Лилиана. — Он попытался придать своему голосу какой-то мягкости, но это напугало меня еще сильнее. К тому же он вновь произнес мое имя, что добавляло жути. — Я не знаю, выживешь ли ты после ритуала, но я помню, что дал клятву. И если это будет возможно, то я действительно оставлю тебя здесь, в этом мире.

Я подняла на него удивленный взгляд. Он утешал меня? Давал надежду?

— Не нужно мне твоих утешений, демон. — Отрезала я. — Будь собой до конца. Не хочу думать, что в тебе все же есть что-то хорошее.

Самаэль дернулся от моих слов, будто бы я дала ему пощечину. Ну и пусть. Он всему виной. И не нужна мне его снисходительная жалость, если это действительно была она.

— Я не утешаю тебя, — голос его звучал глухо и озлобленно. — Я дал клятву и просто напоминаю тебе о ней. Чтобы ты не потеряла рассудок от страха раньше времени. — Выплюнул он. — Смертная. Теперь, идем.

Взяв мешок, он схватил меня за запястье и поволок наружу.

Оказалось, что храм находится прямо за углом, в центре небольшой площади. Это было совсем рядом с гостиницей, потому Самаэль и смог сходить туда без меня.

На дворе уже стояла ночь, и только свет из окон освещал мощеную камнем дорогу.

Я шла за демоном, спотыкаясь и путаясь в собственных ногах. Как бы сильно ни сжимала зубы, как бы ни жмурилась, я не смогла сдержать слез .

Демон же пер вперед неумолимо, даже ни разу не обернувшись.

Все происходило слишком быстро.

Зайдя в храм, я чуть не споткнулась об лежащие здесь же четыре растерзанных тела. Они, наверное, когда-то и были стражами. Еще несколько смертей на счету Самаэля.

Я старалась не обращать внимания на следы крови на полу и стенах, и так было достаточно переживаний.

Самаэль толкнул меня к жертвенному пьедесталу в центре зала. Сам же достал из сумки свечи, расставил их в необходимом порядке, зажег. Я наблюдала за его действиями отстранено. Старалась подумать о чем-то другом. Старалась не реветь и не бояться.

Даже идя в храм в прошлый раз, я не испытывала такого страха. Но ведь тогда я думала, что жертвую собой ради благой цели, тогда я думала, что нет других вариантов. А теперь, прожив несколько лишних дней, я поняла, что не хочу умирать и сколь велико это мое желание.

Самаэль тем временем закончил приготовления.

— Раздевайся и залезай на алтарь. — Приказал он, поворачиваясь ко мне.

Но я оставалась недвижима. Оцепенение сковывало все мое естество, я была не способна просто безропотно следовать указаниям.

— Смертная, у нас не так много времени. Если новые стражи с кем-нибудь во главе, прибудут сюда раньше, чем я впитаю свою силу обратно, мертвы будем мы оба. Скорее всего. Ну ты по крайней мере точно. — Подытожил демон. Он стоял напротив. Восхитительно красивый, безумно опасный. Устрашающий. Пламя свечей плясало на его волосах, отражаясь всполохами как на стальном мече. Его синие глаза, казалось, светились в окружающей полутьме.

Но я продолжала стоять на месте, не в силах скинуть с себя накативший ужас. Трясясь то ли от холода, то ли от страха, я смотрела, как демон подходит ко мне.

Несколько шагов и он уже совсем рядом и мне осталось только зажмуриться.

Я слышала его дыхание, ощущала рядом его присутствие. Демон коснулся меня, стягивая одежду. Я не сопротивлялась, потому как не было в моем сопротивлении никакого смысла. Все равно он заставит и уже, возможно, болезненно. Так к чему лишние мучения, лучше закончить это все поскорее. И будь, что будет.

Стянув с меня рубашку и штаны, демон принялся за белье. Я по-прежнему стояла с закрытыми глазами и чуть отвернув голову, не желая видеть его. С силой сжимая зубы, я сдерживалась, заставляя себя держаться.

Не хочу реветь, не хочу быть слабой. Если нет другого выбора, кроме, как пойти на это, значит сделаю это. И буду сильной до конца, наивно думала я.

История повторялась. Те же мысли были и в первый раз.

Стоя босиком на каменном полу, я чувствовала, как холод пробирает меня до кончиков пальцев.

— Открой глаза. — Тихо сказал демон.

Я подчинилась. Он стоял склонившись и его лицо было точно напротив моего.

— Залезай на алтарь и встань в полный рост. — Самаэль всматривался мне в глаза, не обращая и капли внимания на мою наготу. В какой-то степени я была благодарна ему за это. Хотя бы в последние мои минуты он не позволял себе насмешек, не пытался запугивать или совращать.

Двигаясь, как во сне, дрожа всем телом, я каким-то чудом все же залезла на каменный стол и заставила себя выпрямиться.

Демон достал из-за пояса ритуальный нож и положил его на край алтаря.

— Ты должна вытерпеть до конца и на протяжении ритуала оставаться в сознании. Это единственное, что от тебя требуется. Ясно?

Я коротко кивнула, глядя прямо перед собой и старалась более не встречаться с ним взглядом.

Самаэль начал читать что-то вслух. Язык снова был мне не понятен.

Я хотела бы закрыть глаза, но боялась. Уж лучше видеть все происходящее. Знать, когда надвинется опасность. Чтобы принять ее.

Демон подошел к каждой свече по очереди и кинжалом коснулся пламени. Замкнув круг, он повернулся ко мне, продолжая повторять одни и те же слова.

С каждым его шагом я ощущала, как воздух вокруг сгущается и начинает вибрировать. За пределом круга, в котором мы находились, тени пришли в движение. И мне начало казаться, что они ко всему еще приняли и какие-то очертания. Этот черный хоровод закружил вокруг нас. Вместе с тем к голосу Самаэля начали присоединяться еще чьи-то голоса. Они шептали, но их было безумно много, потому весьма скоро в зале поднялся настоящий гул.

Демон тоже повысил голос и теперь почти кричал. Его слова эхом отражались о своды храма.

Воздух вокруг меня стал почти осязаем на ощупь, я удивлялась, как могу по-прежнему дышать им.

Демон, тем временем, направив кинжал в мою сторону, чертил в воздухе непонятные знаки. Затем кончиком лезвия проколол себе указательный палец. Выступила капля черной крови.

Продолжая ритуал, Самаэль сперва коснулся моей левой ключицы, затем правой, оставляя следы собственной крови. Я вздрагивала каждый раз, прикусывая нижнюю губу и повторяя про себя лишь одно — скоро все закончится и я буду жить. Свободно, счастливо, до самой старости… Только эта маленькая пусть и весьма призрачная надежда помогала мне все еще стоять на ногах. Демон же продолжал чертить по моему телу какие-то знаки. Он внимательно следил за своими движениями, но ни разу не взглянул мне в глаза. Впрочем, так было проще.

За прошедшие несколько дней я ведь даже начала воспринимать его несколько иначе, приписывать черты, которых не было в нем и быть не могло. Искала в поступках и словах какую-то теплоту, что-то хорошее.

И это было глупо, безумно глупо.

Память вновь услужливо подняла сцену той ночи, когда он «наказал» меня. Но тут же другой сюжет тоже всплыл перед глазами. Того вечера, когда я впервые в жизни напилась.

Хотя, какой смысл в этих воспоминаниях...

Завершив узор на моем теле, Самаэль обошел алтарь и погасил свечу у меня за спиной. Тут же тени, клубившиеся до этого вокруг, устремились к нам. Через образовавшуюся в круге прореху, они сплошным черным потоком пронзили меня насквозь.

Я закричала в попытках стряхнуть их с себя, но ощущала лишь режущую боль в груди. Поток не прекращался и становился все более осязаем. Демон же встал передо мной, его, казалось, ничуть не заботила та боль, что я испытывала, тот страх, что сковывал меня сейчас. Он лишь следил за пронзающими меня тенями.

Я упала на колени, понимая что вот-вот задохнусь, если все это не прекратится. Кричать сил уже не было и горло саднило. Я смотрела в потолок, на уходящий туда поток теней.

И тут ощутила...

Я успела лишь дернуться, после чего повалилась на алтарь.

Грудь пронзило болью. Холодная сталь разрезала мою плоть, войдя между ребер прямо под сердцем.

В этот момент я, кажется, забыла даже как дышать. Медленно я перевела взгляд на демона. Непослушными руками схватилась за него. Это он… Он вонзил в меня нож. И до сих пор держал его во мне, несмотря на все мои робкие попытки оттолкнуть.

С отчаянием и обидой я всматривалась в бездонные синие глаза. В бреду мне даже показалось, что в них было что-то похожее на сожаление. Но я лишь мысленно улыбнулась. Это же он, Самаэль.

Каждый удар сердца отдавался теперь эхом пульса у меня в ушах. Нож во мне пульсировал… Сложно описать те ощущения.

Тени, пронзавшие меня, куда-то исчезли, но это уже казалось не столь важным.

Я понимала, что медленно угасаю. Окружающий мир замедлялся, я ощущала подступающий холод.

Самаэль резким движение выдернул из меня кинжал… Но лучше бы оставил все как есть, подумала я.

Черным светом, вперемешку с моей собственной кровью, сила демона начала высвобождаться из меня. Сосуд был открыт.

Самаэль не замедлил воспользоваться этим и припал губами к ране на моем теле.

Он принялся пить, поглощая каплю за каплей мою кровь и собственную силу. Забирая вместе с тем и мою жизнь. Получается, его обещание было лишь пустым словом. Его клятва не стоит ровным счетом ничего.

Я расслабилась, отдаваясь волнам боли и слабости. Веки отяжелели.

— Борись, не закрывай глаза, смертная. — Рычал демон, впитывая мою жизнь.

Какое тебе дело, демон, я ведь все равно уже умру. Такую рану ни одна припарка не вылечит.

— Обманщик… — только и смогла шепнуть я.

Я с нетерпением ожидала, когда придет забвение.

Но демон завершил свой ритуал раньше, чем я успела провалиться в небытие.

Он отпустил меня и покачнулся. Сквозь пелену в глазах, я отстраненно наблюдала, как меняются его очертания. Как заостряются черты лица, как вырастают рога, крылья, хвост. Он снова стал выше ростом и шире в плечах. Но быть может это была лишь игра моего воображения.

Когда же преображение завершилось, Самаэль склонился ко мне. Волосы его вновь были черными.

Ни говоря ни слова, он обнажил клыки и вонзился ими в мою шею.

Видимо, ему было мало причиненной боли и просто дать мне спокойно умереть он не мог. Крик застрял в груди.

Хотя может так оно и гуманнее — добить чтобы не мучилась. Самаэль зарычал, все еще впиваясь своими клыками в мою шею.

Конечно, он ведь теперь мог слышать мои мысли как и прежде.

А перед моим мысленным взором вставали картины прошлой жизни. Счастливые и грустные. Лица друзей и недоброжелателей. Учителя и помешанные на вере храмовники. Та слепая бабушка, которая постоянно приходила торговать яблоками к стенам храма, а мы с ребятами постоянно покупали у нее эти яблоки, хотя на территории храма и был свой сад. Как мы проказничали, как веселились, как жили… Как провожали в жены и в мужья своих друзей, как я играла с их детьми… Все, что могла вспомнить...

Демон застонал, то ли протестуя, не желая знать, то ли… хотя, какая разница?

Когда же он отпустил меня, наконец, я ощутила, как проваливаюсь в долгожданную тьму.

Шум, голос… Звякнуло стекло. Шепот.

С усилием я заставила глаза открыться.

— Ох, она очнулась, очнулась. — Я повернула голову на звук. По глазам ударил яркий свет. Привыкнув, я поняла, что это лишь свеча на тумбе рядом с кроватью. А в кресле передо мной сидит женщина преклонного возраста.

Я хорошо помнила, что со мной происходило еще секунду назад, но не понимала, как очутилась здесь. И где это — здесь… Если я умерла, то для Рая слишком плохо чувствую себя, а для Ада слишком хорошо.

— Я жива..? — Хрипло выдавила я. Судя по засухе у меня во рту, я давно не пила.

— Жива живехонька, милая. Конечно же жива! — Женщина, которая до этого выжидающе следила за мной, теперь поднялась с места и склонилась надо мной. Ее морщинистое лицо выражало счастье и облегчение.

Придерживая мою голову, она помогла мне попить. Но после нескольких глотков. Я поняла, что вполне могу справиться и сама, потому мягко оттолкнула женщину от себя. Та лишь деликатно отступила, продолжая наблюдать.

Поставив стакан, я заглянула под одеяло. Одежды на мне не было, так же как и следов тех знаков, что чертил по моей коже Самаэль. Грудь была туго забинтована. На шее тоже была повязка.

— И все же, где я? — Не понимая, спросила я.

Неужели Самаэль все же исполнил свою клятву и оставил меня в живых в этом мире.

— Ох, милая, ну конечно же, тот хамоватый юноша перед уходом написал вам письмо и просил дать его тебе, когда очнешься. — Женщина вытащила из кармана фартука сложенный лист и протянула его мне.

Совершенно запутавшись, я взяла у нее бумагу дрожащими руками и развернула. Женщина же вышла из комнаты, оставив меня наедине с посланием, коим и оказалась бумага. Почерк был ровным, четким, я догадалась, что принадлежит он Самаэлю.

«Лилиана, если ты читаешь это, письмо значит, уже очнулась. Твоя рана была слишком серьезной, чтобы я мог излечить ее одним лишь укусом, потому, сделав все, что мог, я оставил тебя на попечение знахарки. То, что ты сделала в конце ритуала, буду честен — поразило меня. За несколько секунд я смог прожить с тобой всю твою жизнь, пусть и ничтожно короткую. Я никогда не видел людей с той стороны, что ты показала и даже не думал о них в этом свете. Это весьма странно и, будь ты неладна, смертная, я нахожусь в замешательстве.»

Дальше несколько строк подряд были перечеркнуты, что там было написано было не разобрать и я продолжила чтение, пропустив их.

«Не думай, что эта твоя попытка изменит мое отношение к человечеству, но зато теперь я знаю тебя. И за это, что бы там ни было, хочу сказать тебе — спасибо, хоть это слово и совершенно непривычно для меня. Ты странная смертная и даже из твоих воспоминаний, я понял, что ты отличаешься от большинства. Хотя все равно это ничего не меняет. Выполняю наш уговор. Ты остаешься в этом мире. Живи, Лилиана.»

Короткое письмо, но я просто не могла поверить в его смысл. Самаэль в замешательстве?

И я все же жива. Здесь и сейчас я дышу, существую...

Нет, теперь это уже будет настоящая жизнь.

Теперь нечего бояться, нечего ждать с замиранием сердца, незачем отсчитывать дни до смерти.

И моя жизнь теперь принадлежит лишь мне.

Ощущать это было настолько необыкновенно, что я не находила в себе сил сдержаться. Впервые слезы радости сорвались с моих ресниц.

Неужели то, о чем я боялась мечтать, теперь стало реальностью?

Я не верила в свое счастье.

А что, если здесь есть какой-то подвох? Что, если это очередная изощренная пытка Самаэля?

Всю мою веселость сдуло в тот же миг.

В дверь тихонько постучали.

— Могу я уже войти? — Эта была все та же женщина.

— Да, конечно. — Отстраненно ответила я.

Теперь я боялась верить в реальность происходящего.

— Мы ведь даже не познакомились… — Женщина вновь заняла кресло рядом с моей постелью. — Меня зовут Нэн. Я местная целительница.

Нэн выглядела мило и добродушно. Ее покрытое морщинами полноватое лицо напоминало мне образ одной учительницы из моей прошлой жизни. Чепец, который прикрывал волосы и длинное платье с фартуком, все это было в лучших традициях добрых нянюшек. Ей хотелось верить.

— Меня зовут Лилиана, — я чуть склонила голову в приветливом жесту. — Как я оказалась здесь?

— Ох, тот хамоватый юноша принес тебя ко мне пять дней назад. — Начала она. Пять дней? Значит пять дней я была без сознания? — Я живу на окраине города. Было уже поздно, потому он не смог обратиться за помощью ни к кому другому. Ты выглядела весьма печально, хочу сказать, я сперва совсем обомлела, но что-то было в том мальчике, и я не решилась задавать лишних вопросов.

И вправду, Самаэль умел устрашать, кому, как ни мне, было знать об этом.

— В общем, он принес тебя, отдал кошель, быстренько то письмо накарябал, да и смылся.

Она повздыхала, я же старалась переварить информацию.

— В общем решила я, ну что же делать теперь, ты девушка милая, как погляжу. Выходить я тебя смогу, а там с оплатой как-нибудь разберемся. — Знахарка улыбалась, от чего на щеках ее появлялись морщинки. — Ох, ну совсем бабка заболталась. Тебе ведь поесть бы надо. А то в том состоянии, в каком ты была, так и не покормить было толком. Просыпалась то в полубреду. Сейчас принесу горяченького бульона, обожди. — И она вышла из комнаты, шурша многослойным платьем и шаркая подошвами мягких тапок.

Я вновь осталась одна в сомнениях и смятении.

Раньше я думала, что если мне посчастливится оказаться в такой ситуации, то я буду безмерна счастлива. Но теперь… Все смешалось. Я настолько привыкла жить в ожидании, что теперь все происходящее казалось уж слишком сладким. Мне казалось, что вот-вот в эту дверь войдет Самаэль, ну или еще кто-нибудь, и снова заберет меня, посадит в какую-нибудь темницу и я снова буду ждать, когда мое заточение закончится смертью.

Но шло время, а никто не приходил.

Вскоре Нэн принесла обещанный бульон, и я с удовольствием выпила его...

Прошла неделя, когда я уже, наконец, смогла встать с постели самостоятельно, без помощи знахарки. К слову сказать, она оказалась очень доброй женщиной, а вместе с тем и весьма мудрой. Лишь один раз она попыталась узнать у меня, откуда я родом и кто был тот 'юноша', который принес меня, но не получив вразумительного ответа, расспросы прекратила.

— Ну что же, девонька, захочешь — сама расскажешь, а старухе и того довольно, что ты девка пригожая, да не капризная. — Сказала она тогда, и я прониклась к ней еще большей симпатией.

Прошло еще немного времени, и я начала задумываться о том, что делать дальше, куда идти, чем жить. Кстати говоря, Самаэль и вправду оставил мне немалую сумму, что, признаюсь, меня если не шокировало, то явно удивило. Впрочем, возможно он просто оставил ненужный ему уже на тот момент кошель. Ведь и вправду, если он отправился в свой мир, зачем ему были нужны эти деньги? В любом случае, вряд ли это была осознанная забота о моем будущем.

В один из вечеров, когда я помогала Нэн варить одну из ее целебных настоек, женщина невзначай заметила, что так хорошо, когда не нужно проводить вечера одной в тишине, а рядом есть с кем поговорить… В общем, все пришло к тому, что она уговорила, коли можно так сказать, потому как я сильно и не возражала, остаться у нее.

С тех пор я так и жила, мне была отдана одна из двух маленьких, но очень уютных, спаленок на втором этаже ее лавки. Помимо спален здесь была еще и мансарда, где мы проводили вместе вечера за чаем и тихими разговорами. Нэн учила меня многому — узнавать травы, разбираться в их свойствах, правильно собирать их и хранить. Делать разные настои, отвары, припарки. Иногда люди обращались к ней и за другой помощью — кому то нужно было обработать загноившуюся рану, кому то зашить порез, кто-то приходил со сломанной рукой или ногой. И раз от раза я все больше удивлялась тому, сколько всего умела и знала эта женщина. Иногда ее вызывали в город, на окраине которого мы жили, и тогда она спасала рожениц и их детей, помогала расхворавшимся старикам… А я старалась помогать ей.

— Хорошая у вас помощница. — Заметил как то пожилой плотник, которому я как раз только что вправила вывих и теперь накладывала шину. Я не нашла ничего лучше простой улыбки.

— Конечно, хорошая, скоро меня переплюнет в целительстве! — Гордо ответила Нэн. Я хотела было возразить, но только покачала головой — Нэн всегда пыталась меня расхвалить посильнее, а стоило мне возразить, как та начинала ругаться.

Так прошел первый год моей жизни. Только теперь я начинала успокаиваться, привыкать к той мысли, что Самаэль действительно оставил меня, что больше не нужно ждать смерти для чего-то или от кого-то. Что можно просто жить, не задумываясь ни о каких великих миссиях во благо всего человечества. Не нужно теперь было бояться боли, издевательств, насилия.

Все это было настолько в новинку для меня, что по первости казалось совершенно не возможным, не реальным. Ведь абсолютно вся моя жизнь была построена во имя той цели — принести себя на алтарь. Меня готовили к этому с рождения, методично, год за годом. И, хоть я и не стала фанатиком, я была готова на тот шаг. Ради возникших по случайности в моей жизни друзей, ради тех, кто жил вокруг и должен был продолжить жизнь с помощью моей смерти. Со временем я перестала задаваться вопросом — почему именно на мою долю выпало все это. Ведь если не я, то это мог оказаться кто-то из дорогих мне людей. Хотела ли я им такой участи? Конечно же, нет. Пусть они живут, пусть не знают...

Но что тревожило меня гораздо сильнее, так это образ Самаэля в моей памяти. Хоть он и оставил меня здесь, в этом мире, даровал обещанную свободу, я никак не могла этому поверить. Я не понимала его, вернее… Сперва я думала, что Самаэль — несчастный, на чью долю выпало невероятное количество страданий. Из века в век быть окруженным насилием, вынужденно мучить души, что может быть хуже? Но что оказалось в итоге? Он сам был истинным воплощением зла. Всех тех страхов, что только могут возникнуть у человека.

Но тогда возникал вопрос, почему он оставил меня? Почему сдержал слово? И этот и еще с тысячу таких же вопросов терзали меня день ото дня, загоняя в тупик. Я не знала ответов и не была уверена, что хочу знать.

В чем я была уверена наверняка, так это то, что я до сих пор боялась, что он вновь появится в моей жизни. Что вся эта иллюзия свободы действительно окажется лишь иллюзией. Что для него год ожидания? Ничто в сравнении с его длинной, бесконечной жизнью. А для меня каждый день здесь был наполнен невероятным волшебством. Потому меня и не отпускало ощущение, что он может появиться снова и в одночасье порушить все это лишь для того, чтобы потешить себя, свое самолюбие, тщеславие, да просто позабавиться.

По первости я вздрагивала от каждого шороха, грохота, мужского оклика. Он мерещился мне везде… На рынке, куда я ходила за покупками. На ярмарках, которые проводили в начале каждого месяца, дабы позабавить народ. В толпе на улице… Повсюду меня преследовал его лик. Но ни разу он так и не появился всерьез. Нэн беспокоилась за меня, я видела это. Ее тревожные взгляды, неодобрительно поджатые губы. Нередко она пыталась познакомить меня с тем или иным мужчиной. Я улыбалась им, была вежливой, но стоило кому-то из них начать ухаживать за мной, как я панически ретировалась. Я не представляла себе жизни с кем-то из них. Я боялась ощутить на себе чье-то прикосновение. Боялась, потому что знала, чей образ всплывет перед глазами.

Как то на второй год, в один из вечеров, уже закончив с работой в лавке, мы с Нэн сидели в мансарде и пили мой любимый травяной отвар. Сегодня целительница снова попыталась устроить мое знакомство с сыном местного священнослужителя, и он оказался уж слишком настойчив в своей попытке познакомиться поближе.

— Тетушка… — Начала я. Пришла пора нам поговорить об этом, решила я в тот вечер.

— Да, дорогая? — Она подняла взгляд от книги, которую читала до того и посмотрела на меня поверх очков с толстыми стеклами. Лицо ее, как и почти всегда, выражало заинтересованность и доброжелательность.

— Я хотела попросить тебя, — я на миг замялась, но все же решила, что нужно и правду все сказать. — Не нужно пытаться знакомить меня со всеми этими мужчинами. — Нэн сделала нарочито-удивленный вид. — Я знаю, что это ты, не отрицай. — Она покачала головой, смиряясь с тем, что я разгадала ее. — И я благодарна тебе за заботу, но, правда, не стоит.

— Ох, дорогая… — Нэн тихо закрыла книгу, положила ее на стеклянный столик рядом, сняла очки и положила их на книгу, расправила ажурную белоснежную салфетку, лежащую в центре столика, будто бы не решаясь мне что-то сказать. — Но ведь я вижу, как тебе иногда одиноко, как ты боишься чего-то… — Она запнулась. — Потому я подумала, что, быть может...

— Тетушка, — Я поднялась из своего плетеного кресла, подошла к ней, села рядом на полу, сложив руки у нее на коленях. — Я вправду благодарна тебе за заботу, если бы не ты, не знаю, что и было бы со мной, как бы я выжила в этом мире. Но мужчина мне ни к чему.

Нэн провела рукой по моим волосам, я прикрыла глаза, думая о том, стоит ли ей знать хоть о чем-то из моего прошлого… Но она опередила меня.

— Лили, это ведь все из-за того юноши, который принес тебя ко мне, так? — В голосе ее чувствовалось сочувствие. Это был второй раз, когда она заговорила о нем. — Ты все еще любишь его, так?

Я чуть было не вскочила с места, испугавшись одной только мысли о любви к Самаэлю. Но все же, сумела сдержать себя. Мягко отстранившись, я вновь заняла свое кресло.

— Боюсь, Нэн, все немного не так. Я никогда не любила… Ни его, ни кого-то другого. — Я взглянула в окно, сливовый сад был в самом цвету. — Так, как жена любит мужа. Самаэль… — Я запнулась… Спустя полтора года его имя впервые прозвучало в этом доме, вообще прозвучало вслух. — Самаэль был тем… кто… — Я даже не знала, как назвать его и лишь устало прикрыла ладонью глаза.

— Лили, я знаю, что тебе тяжело говорить об этом. — Отозвалась Нэн. — И я совсем не хочу тебя к этому принуждать. Ты хорошая девочка, умная не по годам и не по годам взрослая. И от всей души желаю тебе счастья. Прости старую, что без твоего на то согласия подсовывала тебе тех дуралеев, но ведь не можешь же ты быть всегда одна.

— Я и не одна, Нэн, у меня есть ты. — С улыбкой отозвалась я.

— Ох, Лили… — Нэн лишь вздохнула и улыбнулась в ответ.

Больше его имя в нашем доме не звучало.

Шли годы. Я все реже вспоминала о своей прошлой жизни. Дни тянулись размеренно, принося новые знания, редкие, но приятные впечатления. Я любила наш уютный дом, свою спальню и сливовый сад за окном. Неизменно с улыбкой встречала каждого гостя. Любила наши вечера на мансарде. И книги… Невероятное количество книг, которые я добывала всеми возможными способами. Книги о чем угодно. Получение новых знаний обо всем — вот что стало моей основной целью. И целительство. Практикуясь из года в год, я действительно стала неплохо разбираться в этой тонкой науке. Со временем получилось так, что теперь уже Нэн помогала мне, а позже, по моему настоянию, и вовсе перестала работать.

Что до воспоминаний… я упорно глушила их в мыслях, создавала барьер в памяти, не позволяя непрошенным образам прошлого вмешиваться в мое настоящее.

Шло время, а моя дорогая тетушка Нэн не становилась моложе. Когда я попала к ней, она уже была не молода… И как бы хорошо я не научилась лечить людей, мы вместе не смогли справиться с ее старостью. Спустя семь счастливых лет Нэн покинула всех нас.

Первое время я не помнила себя от горя. Казалось, я потеряла все в этом мире. Хотя, наверное, так оно и было. Ни с кем я не смогла сблизиться так, как с этой чудесной женщиной. Не знаю, что бы было со мной, если бы не работа. В тот год в нашем городе и по окрестным землям буйствовала оспа, и я с головой ушла в спасение людских жизней, а когда эпидемия спала, я поняла, что хоть и осталась одна, я должна продолжать заниматься тем, чему меня научила Нэн. И я снова воспряла духом.

Но жить дальше так, как я планировала, было, видимо, не суждено...

Сперва, в виде слухов в городе начали шептать, что надвигается война, да еще и с нечистой силой. Мол, заморские земли уже выжгли до тла. Люди шептались все громче, а когда правительство начало собирать войска, то слухи уже перестали быть просто слухами. Люди и вправду готовились к встрече с ордами нечисти.

Люди теперь не шептались, а кричали о приближающейся войне на каждом углу. Начали укреплять крепости, обучать все новых и новых солдат, жители делали запасы...

А я недоумевала. Впервые в этом мире я услышала о том, что все эти низшие демоны и вправду существуют. Но тогда все это казалось каким-то нереальным и далеким. Где-то не здесь и не с нами.

Но скоро я поняла, как была не права в своих суждениях. Первая волна прокатила по нашим землям, сметая все, до чего только смогла тогда дотянуться.

Больных и раненых везли день за днем. В числе прочих с группой помощников, я оказывала помощь пострадавшим прямо на улице у городских ворот, где был организован лагерь для беженцев, для тех, кто смог выжить каким-то чудом.

Со временем стало понятно, что мы действительно оказались на войне, в самой ее гуще.

В один из дней, отдав свой дом под общественные нужды, заготовив как можно больше целебных средств, загрузив все это в телегу, я отправилась вместе с городским войском в помощь к тем, кто удерживал передовую.

Но я оказалась абсолютно не готова к тому, что ждало меня там...


Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
2271209

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Юлия
Юлия
Дмитрий
7 лет
Калининград
Ох, епрст, замудрила)))читаем и не спим)))
Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково
Забей в ворде «как то» и перечитай все варианты. Там у тебя куча дефисов проущена.
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
блоооооо

окей, спасибо)

Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Димочка
11 лет
Андрюшка
10 лет
Мария
7 лет
Ярославль

«Если расслабиться и позволить телу покачиваться в такт шагам животного, ехать куда легче, поняла я.

Спустя уже час езды,я начала понимать, что несмотря на удобство седла, бедра натирает ужасно.»

Извиняюсь, что влезаю, но мне кажется стоит заменить или убрать одно повторяющееся слово в двух предложениях подряд

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Ага! Спасибо! Стараюсь, но не всегда вижу повторы!)
Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Димочка
11 лет
Андрюшка
10 лет
Мария
7 лет
Ярославль



Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
а дааальше?!
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Вечером скину)
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
ок, о то то что у тебя на самиздате вообще у меня с предыдущими главами не вяжется)))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Ээээ, а там 7ая висит что ли в доступе?? Она вроде закрыта была, там наяиная с ной я переписывала
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Начиная с 6ой переписывала
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург

через поисковик ищет и 7ю и 8ю главу… я дочитала до их пребывания в доме))) Вот такое я люблю, да))) Очень захватывающе))

Дай почитать 9ю, а? В не редакции — а то я от любопытства помру))

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Это ты где их нашла то?? Я ща просто проверила, они у меня на странице на самлибе закрыты...

И 7ую глвау я ща переписывала, там полностью изменен сюжет. У создателя и в доме то они побывают, но немного в другом ракурсе

Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
http ://lib.forestlab.info/samlib/books/24/?author_name=%D0%BA%D0%B0%D0%BF%D0%BB%D1%83%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0&book_name=&size=&rating_min=&rating_count_min=
ня. Пробел убери. Он кидает на самиздат на закрытые главы
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
ах ты какая)))

я уже тут скинула 7ую)) Переписанную) Там вообще черт ногу сломит, еще и выглядит не так, как у меня на самиздате))

И лучше пока не читать дальше, ибо я буду переписывать)) РЕшила, что семейство ей будет лишним

Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
ну в принципе да, все таки муж и сын — это что то лишнее… Вообще неплохо получается) Я б купила книжку для коллекции)) Пиши давай) Интересно чем все кончится)
Белые крылышки, которые сами собой дерутся — это конечно нечто)))Я поржала))
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
а чего не так выглядит? при открытие такое же как и первые 6 глав оформление
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург

Не, я поняла уже, что это ты через библиотеку)) А крылышки да)) их я оставлю))

Пожаловаться
Юлия
Юлия
Митюшка
9 лет
Москва
Класс:)))ждем след главу)))
Пожаловаться
Агнеша
Агнеша
средняя
16 лет
меньшая
10 лет
Меньшая
4 года

дочитав почти до конца, думала на этом все и закончится...

Думаю продолжение будет таким же захватывающим

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Оно будет более масштабным))
Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Москва
Тут тоже вроде чистенько))) ждемс)))



Пожаловаться
марина
марина
Полонное
Балин, и меня зацепило… С нетерпением жду продолжения.
Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Димочка
11 лет
Андрюшка
10 лет
Мария
7 лет
Ярославль
+1
Пожаловаться
Мария
Мария
Совенок
6 лет
Игнатий
3 года
Москва
Жду следующую главу!!!
Пожаловаться
Женечка
Женечка
Виктория
7 месяцев
Орел
Ждееееммм
Пожаловаться
Светлана
Светлана
Иван
8 лет
Уфа
Охх… Жди теперь опять с нетерпением)