Право на жизнь. Глава 10

Мы по-прежнему стояли в тишине, никто не хотел нарушать воцарившегося покоя. Но вот Самаэль пошевелился, чуть отвернулся, волосы скрыли его лицо. Контакт, чуть было установившийся, был безвозвратно потерян.

— Мне нужно восстановиться. — Пробурчал демон, все так же не глядя на меня.

Я в ответ лишь кивнула. Все же, какой бы подарок мне не был вручен, человеческие потребности давали о себе знать. Как бы в подтверждение мыслей, призывно заурчал живот.

Демон посмотрел на меня, уже с прежней насмешливой улыбкой на губах, хмыкнул и потянул к столу. Усевшись, он показал мне на стул рядом. Уставшая и задумчивая после всего случившегося за сегодня, я даже не подумала воспротивиться. Да и чему собственно?

Самаэль посмотрел на стол перед собой и под его взглядом перед нами начала появляться посуда. Сперва пустая, постепенно она наполнялась едой. Тут же весьма аппетитные ароматы защекотали нос. Передо мной, на большущей тарелке лежало жаркое из картофеля, мяса и еще каких-то овощей. Подобное меню было весьма странным, ведь я думала, что демон вряд ли питается чем-то подобным. Нет, по большому счету мне было все равно, просто удивляло почему именно это блюдо. Взглянув на Самаэля, я не смогла прочесть по его лицу ровным счетом ничего. Холодное презрительное выражение, привычное для него, и ничего более. Видимо, демон уже смог окончательно взять себя в руки, и прежнее мелькнувшее между нами настроение окончательно испарилось.

Я все же не стала спрашивать, почему именно это блюдо он выбрал, и просто потянулась за лежавшей рядом с тарелкой ложкой и молча принялась за еду. Самаэль последовал моему примеру.

Покончив с едой, запив все парой кружек травяного отвара, я почувствовала приятную расслабленность и откинулась на спинку стула. Довольная накатившейся сытостью, я не без труда справлялась с закрывающимися глазами.

Демон встал со своего стула и подошел к печке. Длинны цепи не хватало, потому мне пришлось последовать за ним. Обреченно стоя рядом, имея сейчас лишь одно желание — поспать, я наблюдала, как Самаэль копошится в печи.

Он влез туда почти что наполовину и теперь чем-то весьма звучно гремел. Картина была прелестнейшая. Демон в дорогой одежде, играющий роль радушной хозяюшки, выглядел весьма несуразно. С удивлением я подумала, что ведь он мог бы все устроить одним движением руки, а то и взглядом, но почему-то решил сделать иначе. Наконец, он снова показался снаружи. Не обращая на меня ровным счетом никакого внимания, он огляделся и взял несколько дров, сложенных рядом. Затем взял солому для растопки и, выпустив несколько искр уже с помощью своей силы, развел огонь. Оставшись довольным своими стараниями, Самаэль скинул обувь и ловко запрыгнул на печь, при этом весьма сильно и бесцеремонно дернув меня за запястье.

— Можно все же поаккуратнее? — Недовольно пробурчала я. Рука снова была слегка ободрана. Демон свесился надо мной, во взгляде снова было недовольство, смешанное с презрением. Однако он промолчал.

Стараясь не смотреть на самодовольное ухмыляющееся лицо, я полезла на печь, проявляя чудеса неуклюжего альпинизма. Первый раз сталкиваясь с необходимостью влезать на подобное сооружение, я понятия не имела, как лучше это сделать, а высота, честно говоря, была совсем не малая.

Демон, некоторое время наблюдавший за моими поползновениями, в конечном итоге не выдержал, подняв меня за одежду, усадил на печь и отвернулся.

Сейчас он лежал на боку, спиной ко мне и лицом к стене, притом еще и поверх одеяла.

Кстати говоря, только сейчас я заметила, что крылья за моей спиной снова исчезли. Однако, я все еще ощущала их позади, уже не так, как раньше, куда слабее, но все же незримые и неощутимые они были там.

Несмотря на растопленную печь, воздух в доме был еще достаточно прохладным, а потому, я взялась за край одеяла и потянула. Демону мои действия, по всей видимости, были глубоко параллельны. Он даже не попытался сдвинуться, что бы я могла вытащить другой край из-под него. Мне пришлось все же сдаться, потому как просить Самаэля о чем-то, я все же не решалась. Я улеглась на бок, спиной к демону, и укрылась доступным мне куском одеяла, прикрытой оказалась ровно на половину вдоль тела. Но это было все же куда лучше, чем спать на полу или под открытым небом. Да и в общем-то сейчас я была благодарна Самаэлю за еду, потому не стала возмущаться.

Закрыв глаза, я весьма быстро провалилась в сон.

***

Проснувшись посреди ночи, я сперва не поняла, где нахожусь. В темноте комната потеряла свои очертания, а обманчивое мерцание угольков из печи искажало тени еще больше. Однако, припомнив события прошедших часов, я обреченно вздохнула и перевернулась на спину.

Во сне я видимо ворочалась, а потому цепь обмоталась вокруг, и теперь в опасной близости оказалась притянутая ко мне рука Самаэля.

Я поспешила распутаться, в темноте это занятие давалось не очень легко.

— Смертная, прекрати шебуршать своими конечностями. — Внезапно мне на грудь легла его рука и придавила к постели. Голос Самаэля звучал приглушенно, как если бы он говорил, уткнувшись в подушку. От прикосновения я сперва просто опешила, но чуть придя в себя, ощутила не то что раздражение, а, мягко говоря, взбесилась. Я попыталась стряхнуть его тяжеленную пятерню, но тут демон видимо понял, куда именно угодил своей лаптей, и сжал пальцы, вызывая в моем теле ответную реакцию, помимо моей на то воли. По коже пробежали мурашки, но я все же дернулась, что бы освободиться. Самаэль шумно втянул носом воздух, зачарованно выдохнул, и через секунду уже нависал надо мной. В окружающей темноте я плохо различала его лицо, но силуэт мощного тела и мягкие волосы, ласково скользящие по коже, будоражили воображение.

Но все же я не забывала, кто передо мной, и становиться подстилкой демона я не желала.

Самаэль же, тем временем, продолжать держать свою руку на моей груди, чуть сжимая..

— Отпусти меня, демон. — Сквозь зубы прошипела я, стараясь сохранить остатки самообладания. Но, как в общем то я и ожидала, Самаэль даже не подумал отпустить. Все мое нутро било тревогу.

Несколько быстрых движений демона, и мои руки оказались за спиной, связанные цепью. Еще рывок, и я в положении полусидя уже прижата к его обнаженному торсу.

Ощущая на щеке его горячее дыхание, я и сама начала сбиваться с привычного ритма, все чаще задерживая выдох.

— Ты ведь уже наверняка познала, каково это — дарить свое тело. — Он шептал у самого моего уха. Голос был заметно охрипшим и, казалось, каждое слово дается демону с трудом. Я ничего не отвечала, но это и не требовалась. — Что значит наслаждение.

Я сделала робкую попытку вырваться, дернулась назад, но это привело лишь к тому, что я оказалась еще крепче зажата в руках демона. Самаэль тихо рыкнул, то ли от возбуждения, то ли предупреждая, что так делать не стоит.

— Ко мне не прикасался никто, кроме тебя. — Озлобленно выдохнула я. — Из-за того, что ты сделал со мной тогда, я так и не смогла больше ни с кем настолько сблизиться.

— Вот как. — Мне показалось, что он разочарован.

Я дрожала в его руках, сама не понимая от чего, но все же надеясь, что это был лишь страх.

Он медленно потянул за цепь, в то же время удерживая мою спину, из-за чего мне пришлось выгнуться назад. Затем демон склонился к моей шее, и теперь его горячее дыхание обжигало кожу уже там.

Я еще раз попробовала высвободить руки, делая это специально медленно, хоть и не таясь, просто давая себе осмыслить тот факт, что вырваться невозможно. Когда же цепь натянулась и не пожелала поддаваться, я безвольно обмякла в руках демона, вызвав его очередную хмыкающую реакцию.

— Сдаешься? — Насмешливо спросил Самаэль.

— Я никогда не сдамся тебе, демон. — Злобно ответила я. — Пусть ты сильнее, и физически я не смогу тебе противостоять, но теперь, по крайней мере, моя душа тебе не подвластна. Так что делай, что хочешь, я не доставлю тебе удовольствия, реагируя на твои выходки.

Но Самаэль лишь глухо засмеялся, склонился к моей шее еще ниже, и, когда я уже ожидала укуса, поцеловал, слегка задевая кожу клыками. Это было совершенно невероятно, и как бы я не пыталась сдерживаться, все равно задрожала и затаила дыхание.

— Ты помнишь нашу с тобой первую ночь? — Его голос звучал будто бы в моей голове. А этот вопрос. Он издевается? Как можно забыть такое? Я дернулась в его руках. Ужасающие сцены поднялись в памяти.

Что же, он собирается повторить все это? Будет снова мучить меня? Но за что? За какие грехи на этот раз?

Несмотря на то, что еще минуту назад я, быть может, была готова капитулировать и сдаться, теперь я яростно вырывалась из его объятий.

— Нет, успокойся. Я не буду повторять этого, пока что. У нас здесь пара месяцев впереди, и я хочу насладиться ими сполна, а если каждый вечер ты будешь источать запах ужаса, то мне это быстро надоест.

Я замерла, пытаясь понять, что же он говорит.

— Ты… ты хочешь… — Я не знала, как спросить об этом вслух. Но, в общем-то, учитывая способности демона...

— Да, именно того, о чем ты с таким смущение думаешь. У меня слишком давно не было женщины… — Он снова прикоснулся своими губами к моей шее.

А я лишь затихла под его натиском, роняя обреченные слезы. Я еще не могла понять, хочу ли я того, что сейчас происходит или же нет. Смогу ли я принять эти ощущения, то как реагирует мое тело на его действия.

Но я понимала четко две вещи — Самаэль не изменился и продолжает творить все, что захочет, не считаясь с чувствами других. А муки, которые он приносит, лишь доставляют ему удовольствие.

И второе — я выдержу все это, что бы отдать эти чертовы остатки силы и, впоследствии, остановить уничтожение миров. А потом… Потом попрошу Создателя спрятать меня где-нибудь подальше и стереть память.

Я зажмурилась и стиснула зубы. Стоило лишь осознать окончательно, что рядом со мной находится демон, а еще к тому же и Самаэль, стоило ему лишь напомнить о том, как он уж однажды брал меня, как все желание мигом испарилось.

И теперь меня уже бил нездоровый озноб. Я вся похолодела, горло сдавило в беззвучных рыданиях.

Самаэль, казалось, вовсе не замечает этого, исследуя губами мою шею, поднимаясь уже выше.

Он прикусил меня за ухо, чуть прокалывая кожу кончиками клыков, но я лишь медленно отвернула голову, освобождаясь. Прикоснулся губами к виску, вдохнул запах волос. Слизнул соленую каплю слез со щеки...

И вдруг резко, будто бы его ошпарили, шарахнулся от меня назад, впрочем, продолжая держать в руках.

Я распахнула глаза, не понимая, что могло вызвать такую реакцию.

Самаэль отпустил меня и прижал руку к груди, пытаясь отдышаться.

— Что это? — заорал он, хватая меня и прижимая к себе, вглядываясь в мое лицо. Я же ровным счетом ничего не понимала.

Потом он махнул рукой куда-то в сторону, и все лампы в комнате загорелись.

На миг я ослепла от резко вспыхнувшего света и начала часто моргать. Когда же зрение вновь ко мне вернулось, я увидела перед собой весьма растерянные и озадаченные глаза демона.

— Я еще раз спрашиваю — что это было? — Он ощутимо потряс меня за плечи.

— Да о чем ты, чертов демон? — Наконец, придя в себя, заорала я в ответ и вытянула, наконец, руки из-за спины, благо Самаэль уже не пытался удержать меня.

Еще какое-то время мы смотрели друг другу в глаза. Потом, он отвернулся, отпуская меня, и сел, свесив ноги с печи.

Я же, пораженная, отчасти счастливая, продолжала в непонимании глядеть ему в спину.

— На мгновение я почувствовал, будто бы… — он замялся, и это казалось весьма странным. Демон не знал что сказать? — Нет, это невероятно!

Он с силой ударил по печи кулаком, от чего кирпич разлетелся в пыль, оставляя небольшое углубление. А затем повернулся ко мне.

— Что ты чувствовала сейчас? — Он вновь оказался совсем близко, нависая надо мной. — Говори!

Он кричал, был в ярости, но почему-то сейчас я понимала, что мне ничего не грозит, он не сможет причинить мне зла. Наверное...

— Ты хочешь знать каково это, когда над тобой издеваются? Когда делают что-то помимо твоей воли? — Я уже не сдерживала поднявшуюся внутри обиду. Внимательно глядя в его почти то черные сейчас глаза, я говорила все, что думала. — И когда ты понимаешь, что уже точно не сможешь вырваться и остается только терпеть? Как бы там ни было, но да, я начинаю дрожать, от страха, от ненависти, а горло сжимает, потому что слезы рвутся наружу, но я не собиралась выпускать их, чтобы не доставить тебе очередного удовольствия! А ведь я так надеялась, что ты хоть немного изменился! Но ты так и остался тем бесчувственным эгоистичным извращенным уродом, который только и может, что пытать, пытать и пытать! Ты монстр! Чудовище! Бесчувственный злобный демон!

Я все же сорвалась и теперь, что было сил, кричала. А на последних словах и вовсе, не контролируя себя, принялась бить его в грудь, хоть и понимала, что это не приносит ему ровным счетом никакого вреда. Обессилив, я лишь глухо всхлипывала теперь, хотя и не проронила ни одной слезинки.

Самаэль же все это время лишь ошарашенно смотрел на меня, все больше хмурясь.

— Не знаю, как тебе удалось это, Лилиана, и что это была за магия, но я на мгновение ощутил все это. — Он протянул ко мне руку, коснулся лба прохладной ладонью. Я устало приняла это прикосновение, не желая больше бороться, лишь отвела глаза. — А теперь, спи.

И я, поддавшись его демонической силе, провалилась в сон.

***

Солнечный луч пробежал по моим ресницам, заставляя поморщиться и перевернуться. Уткнувшись во что-то мягкое и теплое, я подалась навстречу приятным ощущениям, пытаясь провалиться обратно в сон. Но тихий смешок, раздавшийся откуда-то сверху, окончательно разбудил меня. Распахнув глаза, я увидела перед собой широкую мужскую грудь, исполосованную шрамами. Понимание окатило меня ледяной волной. Стараясь оказаться подальше, я отпрянула и свалилась бы с печи, если бы демон не ухватил меня.

— Ни к чему так пугаться, смертная. — Насмешливо пропел демон, обнажая клыки в улыбчивом оскале.

Я отвернулась, не зная, что сказать. Он лежал совсем рядом и казался огромной горой по сравнению со мной. В лучах утреннего солнца, которые бродили сейчас по комнате, Самаэль не выглядел так угрожающе, как ночью.

— Я ждал, когда ты проснешься. — Я недоверчиво взглянула на него. — После того, что произошло ночью, я придумал нам более интересное занятие на то время, что мы заперты здесь. — Демон выглядел странно-довольным. — Признаюсь, сперва я был шокирован тем, что ощутил, но теперь мне стало интересно, и ты, Лилиана, дочь человека, теперь откроешь мне и другие чувства, которые я давно уже позабыл.

Я нахмурилась. Демон хотел научиться чувствовать, как человек? Просто в голове не укладывается.

— Нет, ты неверно поняла, — оборвал он цепь моих размышлений, — мне просто стало интересно, ведь в вас смертных, все последние столетия я видел только страх, иногда еще лесть, лживость, кощунство, способности к предательству и насилию. А ощутив грани твоих чувств сегодня, мне теперь интересно и все остальное. И наверное, я бы хотел вспомнить то, что однажды ощущал здесь, в этом доме — счастье, но иное, чем то, на которое я способен сейчас.

Мои брови удивленно поползли вверх.

— И как же, по твоему, я должна показать тебе все это? — озадаченно поинтересовалась я.

— Так же, как сделала это сегодня ночью. — Спокойно изрек он.

Я глубоко вздохнула, успокаиваясь, и прикрыла глаза.

— Понятия не имею, как это получилось.

Но, казалось, демон просто проигнорировал меня.

— В твоих интересах согласиться на эту сделку. Пока эта идея остается мне интересной, я не трону тебя, так и быть. Если ты, конечно, сама не попросишь. — Его голос был полон ехидства. Он знал, что на таких условиях в сложившейся ситуации я соглашусь на что угодно.

— Я попробую. — Все же отозвалась я.

Демон явно и не ожидал другого ответа. Он, как всегда все знал наперед.

— Отлично. В таком случае, что же у нас на очереди? — Вальяжно откинувшись на постель. — Знаешь, ведь всяческого негатива я повидал много, а потому мне любопытно что-нибудь положительное. Запретный плод ведь всегда сладок… — Рассуждал демон.

— Хочешь сказать, ты не испытывал чего-то положительного? — Удивленно спросила я. Ведь я искренне верила, что все те пытки которым он подвергал и меня и других приносили ему радость и удовольствие.

— Мое счастье и твое несколько различаются. — Как-то хмуро ответил он, а в следующий момент, желая видимо перевести тему, продолжил, — и я кажется знаю, что может порадовать тебя, если я хоть что-то знаю о людях.

Выглядел демон, как всегда, самонадеянно, и мне ничего не оставалось, кроме как сползти с печи и вздыхая идти за ним.

Правда, только оказавшись на улице, я была приятно удивлена погодой. Горячее летнее солнышко приветливо светило в небе, легкие, совсем редкие облачка неслись по небу, гонимые прохладным ветерком. Воздух благоухал лесными цветами. Лес же был наполнен пением птиц и жужжанием насекомых. Просто идиллия, куда ни глянь, и в этой красоте я пробуду еще пару месяцев. Все было бы просто замечательно, если бы не возвышающаяся рядом гора мускул под именем Самаэль.

Видимо, я снова думала слишком громко, потому как демон вперил в меня свой недовольный взор. Я лишь криво улыбнулась и пожала плечами, мысленно добавив, что, мол, нечего сидеть в моей голове. Демон лишь глухо зарычал в ответ и отвернулся. По всей видимости, крылья не защищали мои мыли от его посягательств все время.

Какое то время мы шли через лес, пробираясь через спутанные ветви по звериной тропе. Куда именно вел меня Самаэль, я не знала, да и собственно не видела разницы, потому как бросить в чаще он меня не сможет, ведь мы связаны цепью, а все остальное меня уже не волновало, отчасти было даже интересно, что же он может мне показать. Тем более ведь демон хотел меня порадовать, пусть цель и была вполне прозаична, ведь он делал это лишь из любопытства, мне приятно было забыть этот факт, и просто наслаждаться моментом.

Стоило мне оформить в голове эту мысль, как Самаэль обернулся через плечо и с гаденькой ухмылочкой разрушил всю мою цепочку мыслей.

— Не пытайся искать во мне что-то хорошее, смертная, то, чем мы сейчас заняты, я делаю лишь из любопытства и дабы скоротать время, а не из-за желания «порадовать» тебя.

Я лишь кисловато-кривовато улыбнулась в ответ, и мы продолжили путь.

Прошло еще какое-то время и я, наконец, поняла, куда вел меня Самаэль.

Деревья расступились, и мы вышли к лесному озеру...

Это было самое чудесное из всех когда-то виданных мною озер. Лазурная гладь воды переливалась под искристыми лучами летнего солнышка. Блики зайчиками скакали по поверхности. Мягкие волны ласкали пологий песчаный бережок. Неизвестные мне деревья, напоминавшие ивы, но с листвой насыщенного синего цвета, отражаясь на поверхности озера, превращали его в голубую лагуну. Красочные цветы, растущие в тени деревьев среди изумрудных травинок, слегка покачивались от тихого ветерка. И было совершенно понятно, что люди сюда не приходят. Ощущение совершенного единения с природой овладело мной целиком и полностью. Казалось, вот еще чуть-чуть и мне станет понятно, о чем поют птицы, что шепчет лес. Все это теперь звучало вокруг как-то по-особенному, как голоса кого-то родного, близкого, пусть и давно забытого.

Охваченная благоговейным трепетом, я просто стояла на берегу, наслаждаясь видом. Улыбка сама собой легла на губы. Никогда прежде я не бывала в столь волшебных местах.

Я сделала несколько шагов к воде и склонилась к водной глади. Увидев свое отражение, я даже немного удивилась. На меня смотрела совсем еще юная девушка, не та измученная женщина, какой я была последние месяцы перед смертью, а совершенно счастливая молодая девушка.

Золотистые волосы стали чуть длиннее и теперь лежали волнистыми локонами на плечах. А за спиной снова раскрылись невесомые белоснежные крылья. Каждое перышко будто бы светилось изнутри белоснежной чистотой и, как я чувствовала, силой.

Я обернулась к Самаэлю, в порыве эмоций сделав это спонтанно, и демон, видимо не ожидавший, что я сейчас обернусь, не успел убрать с лица восхищенно-удивленного выражения.

Смутившись, понимая, что не должна была заметить этого его проявления, я поспешно отвернулась, пытаясь стереть из памяти столь занятное выражение на его лице.

Самаэль же, в свою очередь, решил подбавить масла в огонь.

Подойдя ко мне сзади, он положил свои руки мне на плечи и чуть притянул к себе. Почему то сейчас, как никогда раньше я ощущала его Силу, но теперь она не казалась мне враждебной. Теперь, было что-то внутри меня, что отвечало демону. Какая-то энергия, которая ощупывала его, изучала.

— Видимо, я угадал с местом. — Вкрадчиво шепнул он. Ни тени насмешки сейчас не звучало в его голосе. Он лишь прижал мою спину к своей груди и положил свои ладони мне на плечи. Поначалу я ощущала дикое напряжение. Невероятность происходящего шокировала. Демон был добр со мной, не обижал, не глумился, не насмехался.

И постепенно я все же смогла расслабиться. Тяжесть крыльев за спиной перешла в удивительно приятную легкость, и я ощутила, как они окутывают Самаэля, проникают в него своей эфемерной силой, перышко за перышком, освещая изнутри, изгоняя темноту, которой оказалось так много в его душе.

Я задышала чаще, чувствуя дикую необходимость изгнать из него всю эту черноту… Силы, которых еще секунду назад было так много, стали стремительно утекать из меня. Руки демона на моих плечах сжались, он осторожно, стараясь не разорвать канал, через который я проникла в него, склонился ко мне.

— Лили, хватит. — Еле слышно произнес он. Но я не знала, как остановить это. Желание осветить каждый темный уголок его души лишь росло во мне с каждым освещенным миллиметром его сознания. Еще немного и я начала различать частички его прошлого. Какие-то разбросанные воспоминания, наполненные лишь одиночеством, болью и обреченностью. Я не знала, что именно я видела, я лишь ощущала на себе всевозможною гамму не самых приятных чувств. С трудом я поняла, что все они принадлежат именно Самаэлю, а не его жертвам. Один, всегда один, вынужденный век за веком смотреть на всевозможное зло.

Это было для меня уже слишком. Мутная пелена застила глаза.

— Ты должна сама вырваться, Лили. — Самаэль все пытался вразумить меня. — Если я сделаю хотя бы полшага, изгоняя тебя из себя, то навсегда сотру твой свет из бытия. Так что выбирайся, давай...

Его голос звучал невероятно заботливо, будто то бы ему действительно было дело до того, смогу ли я сохранить в себе весь этот свет.

Но все же, стараясь вникнуть в его совет, я начала потихоньку выбираться, вытягивая из него вои крылья, а вместе с ними и свет, которым осветила его душу. С замирающим сердцем я понимала, что с каждым моим шагом назад, с каждым рывком наружу, тьма внутри Самаэля возвращается на свое место. И от этого понимания становилось невыносимо грустно...

Оставалось сделать последний рывок и вот, едва оказавшись оторванными от демона, мои крылья растворились в воздухе тысячей искр. Они не исчезли совсем, я как и прежде ощущала их тяжесть за спиной, но на данный момент я истощила весь свой запас сил. Внутри будто бы образовалась пустота, которая вроде, как и заполнялась, но совсем медленно, как если бы это была огромная бочка и вода туда стекала тоненькой струйкой, почти по капле.

Самаэль, наконец, отпустил меня, и я сделала шаг вперед, оказавшись в воде, а затем и вовсе решила, что стоять сейчас слишком тяжело и опустилась на колени.

Меня слегка лихорадило, но больше беспокоило другое. Все то, что я ощутила внутри демона. Там ведь и вправду не было ни капли света. Все было заполнено беспросветной тьмой. Боль, страх, насилие. Все, что было в его жизни — либо война, либо пытки...

Я порывисто обернулась.

— Как такое возможно? Даже на войне ты никогда не радовался победам? Не был рад заслуженной славе? — Я будто бы пыталась найти оправдание чему-то. Не хотела верить в то, что действительно не было в его жизни места свету. Ни капли чего-то хорошего. Ему просто негде было взять это, не у кого научиться. Ведь все, что его окружало....

— Демоническая война началась с создания небес, и будет продолжаться вечно, иначе рухнет баланс. Мы созданы для того, что бы уничтожать, и если не друг друга, то кого тогда? Ангелов? Людей? Это невозможно… По крайней мере, было до последнего похода. Потому что пошатнется Равновесие. А наша сущность не может существовать без этого. На демонической войне нет места веселью. Едва заканчивается одна битва, мы начинаем готовиться к следующей. С каждой победой, вернее с каждым разом, когда ты находишь себя в живых после битвы, ты понимаешь что выжил лишь для того, чтобы повторить все это сначала. Те, кто еще молод, ослеплены жаждой крови, своей сущностью, требующей убивать. Те же, кто проходит этот этап и остается в живых, переходит из битвы в битву, со временем перестает понимать, как можно жить иначе. Война, смерть, боль, кровь — все, что окружает тебя. Если не считать, конечно, индивидуальной роли. Каждый демон, от низшего до высшего, создан для чего-то, как например я — Хранитель Пятого неба, мира Махон. Мое царство и мое же проклятье.

Я слушала его, кусая губы чуть не до крови, впиваясь пальцами в озерное дно. Это был первый раз, когда я действительно смотрела на демона с другой стороны.

Его душа с таким упоением принимала мой свет. Он был невероятно счастлив в тот миг, когда мы были едины. И пусть я не смогла осветить и сотую часть его души, он впервые за столь долгое время ощутил в себе свет. И сейчас, демон, который был для меня воплощением всего самого темного, предстал для меня совсем в другом обличии. Я начала понимать, почему он так ненавидит людей, почему так обращался со мной. Все оказалось совсем просто — он даже не знает, что можно иначе. Не знает, что такое добро.

Вот он стоит передо мной, темный Повелитель. Тот, которого я ненавидела всем сердцем. Тот, кто принес в мою жизнь столько боли и дважды лишил меня всего. Но что же будет теперь, когда я начинаю ощущать к нему что-то, помимо презрения и страха..?

Самаэль опустился передо мной, встав на одно колено, не обращая ровным счетом никакого внимания, что намокает его безупречный костюм.

Я встретилась с ним взглядом. Обычно темно синие глаза, сейчас были цвета утреннего неба, почти что голубые. И отражалась в них надежда, и даже частичка невероятной теплоты.

— Пройдет еще несколько мгновений, и я уже не буду испытывать всего этого. Но то тепло, что я ощущаю сейчас, стоит очень дорого. Я постараюсь запомнить эти мгновения, пока отголоски твоего света еще живы во мне. — Казалось, он уже и сам не знает, зачем говорит все это. Теплота уходила из его глаз, синева темнела.

Поддавшись порыву, еще сама не понимая, что делаю, я рванула навстречу демону, желая сейчас лишь одного — удержать в нем подольше этот свет.

Я сжала пальцами его плечи и коснулась губами его губ в отчаянном поцелуе. Вкладывая в это соприкосновение все то доброе и приятное, на что только была способна.

Самаэль, осознав происходящее, обнял меня в ответ, касаясь кончиками пальцев моей спины, так нежно и трепетно, будто боялся принести мне вред самими этими прикосновениями.

Я закрыла глаза следом за ним, и отдалась во власть поцелуя, даря себя неистово и безвозвратно. Самаэль отвечал тем же, и в этом поцелуе казалось, он черпает надежду.

Но прошли мгновения и что-то в происходящем переменилось. Его пальцы уже сжимали меня далеко не трепетно, а неистово, причиняя легкую боль. Губы Самаэля стали более требовательными. Он повалил меня в воду, прижав ко дну своим весом. Я распахнула глаза и тут же встретилась с его — почти черными. Свет ушел из него. Тьма отвоевала свое место в его душе.

И теперь для меня все стало понятным. То, почему он вел себя так, и то, для чего я сейчас здесь.

— Вот только не надо жалости, смертная. — Прошипел демон, склонившись к моей шее. — Прекрати думать обо всем этом. — Будто бы пытаясь оборвать ход моих мыслей, демон вонзил в мою шею свои клыки.

Несмотря на боль, я не начала вырваться, не оттолкнула его от себя, только сжала зубы, стараясь вытерпеть. Самаэль в ответ громко и раздосадовано зарычал.

— Просто святая мученица. — Брезгливо отозвался он и впился своими клыками сильнее, уже рассекая кожу. Теперь уже я, не выдержав, вскрикнула от боли.

Однако, после всего того, что мы только что пережили вместе, я лишь сжала его руками, обнимая.

— Перестань, пожалуйста. Ведь мне больно… — Спокойно попросила я, чувствуя, как теплые капли крови стекают по моей шее в озерную воду. — Не нужно...

Я зажмурилась, пока он продолжал впиваться в меня клыками, слизывая выступающую кровь. И в своем сознании я видела лишь его глаза в тот миг, когда душа его еще не сдалась тьме.

И демон отпустил. Четыре, острых как бритва, зуба, медленно выходили из моей плоти. Он слизнул последние солоноватые капли, ранки сразу же затянулись. Медленно, неохотно, он поднялся, перестав вжимать меня в песчаное дно. Открыв глаза, я увидела, что он стоит спиной ко мне в паре шагов.

Дрожа от холода в мокрой одежде, пошатываясь от накатившей слабости, я тоже встала на ноги, вытерла выступившие слезы.

Самаэль чуть повернул голову, стараясь не смотреть на меня, лишь убеждаясь, что я уже встала, и пошел прочь от озера. Я поспешила следом, не желая натягивать цепь между нами.

К дому мы вернулись в молчании. Я была слишком сосредоточена на том, что бы не упасть от слабости, а демон, как мне хотелось думать, переваривал сегодняшние события.

Едва оказавшись в доме, я поплелась за печь, желая снять с себя мокрую одежду, свою Самаэль уже высушил, а вот я все еще дрожала от холода.

Однако здесь возникла заминка, потому как переодеться мне было не во что. Поэтому зайдя за печь, я так и встала столбом, раздумывая, что бы предпринять. Демон остался за углом, прислонившись спиной к теплому камню, всем своим видом выражая глубокую задумчивость.

Смущаясь и откровенно побаиваясь, я выглянула из своего укрытия, не переставая удивляться проявлению такта со стороны демона.

— С… Самаэль… — Позвала я. Сероватое, испещрённое узорами-шрамами лицо, медленно воззрилось на меня. Правая бровь вопросительно поползла вверх. — Ты мог бы мне помочь..?

Судя по лицу демона, мой вопрос его огорошил. Уже обе брови взметнулись вверх. В откровенно-издевательском молчании он ждал продолжения моей просьбы.

— Ты мог бы высушить и мою одежду? — Выпалила я, опустив глаза в пол.

— Тратить на эти тряпки свою силу? Да ты издеваешься, смертная. — Усмехнулся демон.

Я разочарованно вздохнула и вновь скрылась из поля его зрения. Однако через пару секунд передо мной возникла рука, протягивающая какие-то вещи. Я выглянула вновь, удивленно глядя на Самаэля, неуверенно забирая одежду. Самаэль же смотрел куда-то в сторону.

— Если через две минуты ты не будешь готова, я продолжу то, что начал у озера. — Все так же не глядя на меня заявил демон.

Я украдкой улыбнулась и принялась переодеваться. Свободные зеленоватые шаровары из добротной ткани оказались весьма удобными, облегающая легкая рубашка и накидка поверх так же не уступали ни в качестве, ни в удобстве. Одеваясь, я сперва немного замялась, ведь на моей руке был браслет оков, но в тот миг, когда пришел черед рукавов, цепь стала едва различима, почти прозрачной, и прошла сквозь ткань.

Однако теперь проблема заключалась в волосах. Нечёсаные с утра, намокшие и вперемешку теперь и с песком, они составляли приличное гнездо.

— Долго ты еще там будешь возиться? Мое терпение иссякло. — Самаэль сошел с места, не желая больше ждать, и через несколько шагов мою руку потянуло следом. Благо, я уже была одета.

Стоило мне показаться из-за печи, как демон снисходительно глянул на меня.

Затем, толкнул меня к одному из стульев и надавил на плечи, заставляя сесть. Я подчинилась.

Из неоткуда, в его руке возник красивейший гребень, которым он стал нещадно расчесывать мои спутанные космы.

— Даже не думай, что это проявление заботы. — Фыркнул Самаэль. — Просто противно смотреть на тебя в таком виде.

— Ничего я и не думала… — Обиженно отозвалась я, хотя мы оба знали, что это наглая ложь. Демон лишь еще раз насмешливо фыркнул.

Когда все колтуны были распутаны и волосы вновь лежали ровными локонами, блестящие и мягкие после необычного демонова гребня, Самаэль сел рядом со мной за стол и, как и вчера, создал для нас обед.

Закончив с едой, я задумалась над тем, чем заняться теперь, украдкой поглядывая на Самаэля.

Демон вел себя так, будто бы меня вовсе не было рядом.

Как только со стола исчезла пустая посуда, тут же появилась гора книг. Старые и пыльные, они пахли сыростью и древностью.

Самаэль все так же молча, взял одну из них. Открыв примерно на середине, он начал листать страницу за страницей, будто бы выискивая что-то.

Мой вопрошающий взгляд был полностью проигнорирован.

Отложив первую книгу, демон потянулся за следующей. Не зная, чем еще занять себя, я потянулась к уже просмотренной Самаэлем книге. Все равно больше нечего делать.

Но стоило мне приблизить руку, как по пальцам ударило разрядом слабой молнии. Было не то, чтобы очень больно, это скорее был предостерегающий жест, но стало весьма обидно, мог бы и предупредить, ведь я могла бы схватить ее чуть быстрее, и чтобы тогда было? Я одернула руку.

— Тогда бы тебя испепелило молнией. Нечего тянуть свои грязные человеческие ручонки к темным книгам. — Заявил демон, не отрывая глаз от очередной своей книженции.

Чувствуя клокочущую внутри злость, я отвернулась.

Вот и что мне делать с этим демоном? Как сделать его добрым и милым, таким, какой он был там, у озера..? Неужели ему самому хорошо живется с такой тьмой в душе?

Раздался хлопок. Я подскочила на месте. Оказалось, что это Самаэль шандарахнул книгой по столу, а теперь с яростью во взгляде смотрел на меня.

— Даже не думай, смертная, что произошедшее сегодня у озера что-то значит. — Шипел он. — Я просто поддался свету, впустил слишком много твоих сил и эмоций в себя. В следующий раз, буду более осторожен во время наших эмоциональных экспериментов. А ты, даже не пытайся. Я — сама тьма. Я состою из нее и твой свет мне ни к чему. То, что я захотел узнать побольше о человеческих чувствах, лишь проявление любопытства от скуки и не более того.

Он был так жесток в своих словах и так четко отвечал на все мои мысленные вопросы, задувая все те огоньки теплоты, что начали возникать во мне по отношению к нему, что я невольно отвернулась, не в силах больше терпеть взгляд его темно-синих, почти что черных глаз. Вокруг, будто бы в подтверждение его злых слов, стелился холод и даже солнечный свет, льющийся в окно, будто бы померк в сгущающейся тени.

— Мне не нужна жалость смертной девчонки, от которой за милю смердит светом. — Подытожил демон.

Эти последние слова хлестнули пощечиной.

— Жалость? — Я встала. — О какой жалости ты говоришь? — Голос мой звучал твердо и уверенно. — Может от меня и несет светом, зато ты гниешь в своем мраке, не желая впускать в себя хоть что-то хорошее.

Рыкнула я и уселась обратно, резко отвернувшись, и кажется, хлестнув его волосами.

Сзади раздавалось лишь озлобленное шипящее дыхание. Однако мрак, сгустившийся вокруг, отступал, и солнечный свет вновь разлился по комнате.

Я сложила руки на столе, чувствуя себя окончательно опустошенной, уткнулась в них лбом и закрыла глаза.

Демон. Черт тебя побери...

***

*САМАЭЛЬ*

Я пытался найти ответ в книгах. Эти старые фолианты помогали мне уже далеко не один раз.

Мысленный бубнеж девчонки, звучащий в моей голове надоедливым звонким колокольчиком, изрядно досаждал. Однако, чтобы не слышать ее мысли, нужно постоянно вливать силы в ее же ментальную защиту, а подобным бредом мне заниматься не с руки.

Первая книга оказалась совершенно не тем, что мне нужно. О создании демонов в ней не было ни слова.

Краем глаза, я заметил, что она снова проявляет чудеса эрудиции и тянет свои ручонки к книге, написанной в самых закромах Шестого Неба, самим Зебулом — темным Владыкой, Великим Ночным Библиотекарем. Ни одна из его книг, написанных для темных не дастся в руки светлым. Но откуда глупой человеческой девчонке знать об этом?

Когда разряд тока ударил ее по руке, я не смог не улыбнуться.

Запахло обидой и злым разочарованием. Не самые приятные запахи.

Снова она начинает думать слишком громко...

— Тогда бы тебя испепелило молнией. Нечего тянуть свои грязные человеческие ручонки к темным книгам. — Ответил я на ее очередной глупый вопрос, не отрываясь от книги. Помимо ее звонкого мысленного голоса, раздражало уже и то, что я отвечал на ее вопросы, даже когда девчонка и не задавала их вслух.

Пытаясь сосредоточиться на книге, я чуть приглушил ее громкость, все же этот звон в ушах скоро начнет выводить меня из себя… Даже когда она спит, постоянно слышны отголоски ее мыслей, все то, что ей снится, я вынужден слушать. Может отключить ее? Хотя тогда, возможно, заморозив ее душу, отключу и переходящую в меня силу. А ведь теперь, спустя всего ничего времени, я начинаю ощущать, как по цепи, связывающей нас, капля за каплей ко мне возвращается Сила. Даже шрамы начали кое-где становиться бледнее.

В нос ударил резкий запах корицы. Сожаление? Нехотя, я все же прислушался к ее мыслям. И тут же воспоминания о сегодняшнем утре встали перед глазами. Все происходящее теперь виделось мной будто бы со стороны, но… Я понимал, что это был не я, не моя истинная сущность, но эти странные, щемящие ощущения, зарождающиеся где-то в груди… Будто бы потерял что-то, что мне жизненно необходимо.

Захлопнув книгу, я, не рассчитав силу, весьма звучно вернул ее на стол.

Девчонка подскочила на месте и уставилась на меня, как едва рожденный демон, еще не познавший крови.

Побери Создатель эти зеленые глаза. Даже сейчас этот свет в них притягивает меня, как магнит.

Нельзя позволить ей понять… Тьма Всемогущая...

— Даже не думай, смертная, что произошедшее сегодня у озера что-то значит. — Я старался говорить как можно жестче, вкладывая в слова всю ту ненависть, которую испытывал сейчас. — Я просто поддался свету, впустил слишком много твоих сил и эмоций в себя. — И это было правдой, ощутив, как она в своей эйфории начинает процесс слияния, я не смог уйти от соблазна и вовремя остановить ее, ведомый любопытством. И сам же и попался в ловушку. Думая, что моя сущность просто вышвырнет ее наружу, я и сам до сих пор находился в замешательстве от того, с какой неистовой нуждой моя душа пила ее свет. И еще лучше я понимал, что если подобное повторится, если она попробует проникнуть в меня еще раз, то сможет увидеть больше, чем должна знать. — В следующий раз, буду более осторожен во время наших эмоциональных экспериментов. А ты, даже не пытайся. Я — сама тьма. Я состою из нее и твой свет мне ни к чему. То, что я захотел узнать побольше о человеческих чувствах, лишь проявление любопытства от скуки и не более того.

Накинув на себя столь привычную за столько столетий маску превосходства и презрения, я со смешанными чувствами наблюдал, как она оседает с каждым словом. Чувствовал, как запах корицы сменяется ароматом леса после дождя, а потом запахом сырой земли. Злость.

Верно, смертная, все верно. Так будет правильно.

Выпустив малую часть силы, дабы окончательно заглушить льющийся из нее свет, я окутал всю комнату первозданной тьмой.

— Мне не нужна жалость смертной девчонки, от которой за милю смердит светом. — Закончил я свою тираду, закрепляя произведенный эффект.

Но вместо того, чтобы поникнуть под натиском своих же эмоций и моей Силой, она дернулась, будто бы уклоняясь от удара, и поднялась со своего места. Я ощущал льющуюся из нее энергию. Что-то теплое и весьма приятное, пусть и рознящееся с привычным, пыталось окутать меня сейчас. И когда она заговорила, я был еще больше поражен. Эта смертная девчонка вообще когда-нибудь перестанет удивлять меня?

— Жалость? О какой жалости ты говоришь? Может от меня и несет светом, зато ты гниешь в своем мраке, не желая впускать в себя хоть что-то хорошее. — Она была такая беззащитная и сильная одновременно, что это было абсолютно невероятно. Я мог бы раздавить ее двумя пальцами, но в тот же момент что-то внутри упорно отвергало саму мысль о том, чтобы убить ее.

Согревающая сила, льющаяся из нее, уже начинала даже слегка покалывать кожу, борясь с тьмой, которую выпускал я сам. А человечка, похоже, и сама не замечала, что делает.

Она уселась обратно и отвернулась, скрывшись за золотой волной собственных волос. А я же, с усилием, заставил свою Силу отступить. Тьма сопротивлялась, ведь не в ее правилах уступать свету, но отпусти я ее сейчас, это было бы опасно для девчонки.

Прошло какое-то время, ее мысленный голос, поливающий меня ругательствами, стал стихать, пока не превратился в обрывочные фразы ее снов.

Смертная уснула.

Я потянулся к очередной книге. Раскрыл, перевернул пару страниц… И закрыл.

Отправив фолианты сквозь пространство обратно к Зелубу, я вновь посмотрел на человечку.

Что мне делать с ней? Со всем этим. Впереди еще столько времени, а она влияет на меня не самым лучшим образом.

Все эти мысли о свете, о том, каков я внутри на самом деле. Откуда взялась моя истинная ипостась и действительно ли она истинна… Что за бред?

О, Тьма Всемогущая… Похоже, я придумал еще одну изощренную пытку для своих грешников — прозябать века в неведении.

Не сдерживая скорости, как приходилось делать это обычно, когда смертная не спала, я приблизился к ней и замер в паре миллиметров от ее лица. Аккуратно убрал пряди золотистых волос, упавших на лицо, едва касаясь кончиками пальцев.

Во сне она была спокойной, безмятежной.

Нахмурившись, я еще некоторое время наблюдал за ней. Прошло быть может больше часа, когда она пошевелилась в первый раз.

Глупая смертная, израсходовала весь энергетический запас за раз. Теперь ей требуется хорошенько отдохнуть.

Подхватив ее, абсолютно невесомую, на руки, я с трудом удержался, что бы не разорвать на ней одежду и овладеть этим чувственным телом, пока она спит.

Соблазн был настолько велик, что я даже почувствовал горячую пульсацию в том месте, где в истинном облике были рога.

Но в итоге, ограничив себя лишь ее сладковато-свежим запахом, я уложил ее на постель.

Настолько доверчивая и наивная, она во сне подалась ко мне навстречу. Уже в который раз. Но мне пришлось сдержаться, ведь если она проснется в таком виде, опять запахнет раскаленным железом ее смущенного страха...


Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
1251044

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Елена
Елена
Липецк

Всё круче и круче! Всё, я подсела, окончательно и бесповоротно))

Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Москва
Када будет секас?)))) я уже жду жду… Насилие в начале не считово… Хочу секес))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Секас ей подавай))) позже))
Пожаловаться
Агнеша
Агнеша
средняя
16 лет
меньшая
10 лет
Меньшая
4 года

жду продолжения!




Пожаловаться
kykyzuka
kykyzuka
Александр
6 лет
Москва
Мне очень нравится!) прям очень
Пожаловаться
Юлия
Юлия
Дмитрий
7 лет
Калининград
Крутяяк… Любооовь)))ждем!
Пожаловаться
Екатерина
Екатерина
Димочка
11 лет
Андрюшка
10 лет
Мария
7 лет
Ярославль

По всей видимости, крылья не защищали мои мыли от его посягательств все время.
я начала потихоньку выбираться, вытягивая из него вои крылья,

Обалдеть, как же интересно!) Еще, еще хочу...

Пожаловаться
марина
марина
Полонное

Оч хороший день. Я и не надеялась что сегодня будет очередная порция...




Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково

Мне захотелось как-то связать основной текст и мысли Саммаэля. Читается легко)

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Думала над этим, но пока ничего не пришло в голову....(( А для настроя читателя они совсем не лишние…
Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково
Я примерно так это вижу. Саммаэль взял в руки очередную книгу, раскрыл ее, но через несколько минут захлопнул: «Опять ничего! »....". Он бросил беглый взгляд на спящую девушку. «И еще эта девчонка. Ее постоянный бубнеж действует на нервы »..." Демон мысленно стал перебирать недавние события "...". Как-то так. И где-то в середину вставить момент, как он укладывает Лили спать, потом снова вставить его мысли.
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Хммм, спасибо!))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
И почему СаММаэль?)
Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково

Прочла первый комментарий и прицепилось

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Бывает)))
Пожаловаться
мария чупарина
мария чупарина
Татьяна
10 лет
Фёдор
9 лет
Дмитров
Я так зачиталась, что чуть детенка из школы забыла забрать, хотя что там суть… я и забыла
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Тааак, видать все же надо по вечерам выкладывать
Пожаловаться
Анна Мартин
Анна Мартин
Максюша
9 лет
Санкт-Петербург

ты прям радуешь, что так оперативненько и кайфово всё!!! вот не добавить не отнять!!!!)))давно я не читала с таким интересом уууии)))

Давай своего муза чтоб он тебя хорошо покусал и продолжение прям быстро быстро ууух появилось само собой!!!))))))))))

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Былобы неплохо, если бможно было щелкнуть пальцами и перенести мысли на бумагу))
Пожаловаться
Анна Мартин
Анна Мартин
Максюша
9 лет
Санкт-Петербург
эх да! надо тебе на диктофон записывать а потом через распознаватель речи на печатный вариант и оп быренько так)))
Пожаловаться
Анна Мартин
Анна Мартин
Максюша
9 лет
Санкт-Петербург
Глянь голосовой блокнот!)Может упростит тебе задачу ))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Я печатаю быстрее, чем тудадиктовать надо))
Пожаловаться
Анна Мартин
Анна Мартин
Максюша
9 лет
Санкт-Петербург
ахаа ну это для ленивых))я проверила тоже быстрее печатаю гораздо чем оно там отображается))
Пожаловаться
Chobit
Chobit
Котенок
9 лет
Березники


Любовь )))

мысли от лица Саммаэля


Жду дальше))))