право на жизнь. глава 3

Не знаю сколько времени прошло, прежде чем мне удалось проснуться.

Я все еще продолжала лежать на боку, понимая, что невыносимо замерзла, что кожа моя холодная, как лед. Открыв глаза, поняла, что нахожусь в той комнате, где меня поселили изначально, а не там, где произошло… то, что произошло.

Продолжая лежать все на том же месте, я прокручивала перед глазами события прошедшей ночи. С отвращением вспоминая прикосновения демона. С ужасом и содроганием вспоминая те пытки, которым он подверг меня.

Я совершенно четко осознавала, что не смогла бы предотвратить произошедшее, ничего не смогла бы сделать, но все же чувствовала жгучий стыд.

Но больше всего давило ощущение безысходности. Полнейшее осознание того, что мне никуда не деться. Тупик.

И что делать? Что я могу?

Я перевернулась на спину, поморщившись от тянущих ощущений внизу живота. Уставившись в потолок, я пыталась понять, как вести себя дальше и что вообще делать.

Так бы я наверное и лежала, если бы меня не оторвали от моих размышлений.

— Доброго дня, Лилиан.

Я подскочила, хватаясь за одеяло и натягивая его до самого подбородка. Раздавшийся рядом голос принадлежал не Самаэлю. Повернувшись, я обнаружила перед собой добродушное лицо Кая.

Совсем не заботясь о соблюдении этикета, я кивнула в ответ.

— Тебя наверное удивляет мое появление здесь. — Все с тем же миролюбивым выражением продолжал он.

— Более чем. — Ответила я, ведь предположение было воистину верным.

Кай улыбнулся в ответ на мое замечание и сел на один из стульев.

— Я бы мог все объяснить, но у нас не так много времени. — Продолжил он. — Как я вижу, Самаэль уже успел поразвлечься с тобой.

Я стыдливо покраснела и отвернулась, стараясь держать себя в руках.

— Но в этом нет твоей вины, милое дитя. — Он порывисто поднялся, быстро приблизился и протянул ко мне руку в доверительном жесте касаясь моей алеющей щеки. В этом прикосновении чувствовалась забота и такая необходимая для меня сейчас поддержка. Я посильнее стиснула зубы и заглянула в неимоверно добрые глаза Кая. Называть его демоном даже в мыслях мне не удавалось. Но ведь он один из них, один из тех жестоких и беспощадных тварей… Но что-то упорно гнало из моего сознания эти мысли. Мне хотелось верить ему, хотелось получить хоть немного теплоты. — Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. Как раз напротив, мне нужна твоя помощь.

Видимо удивление отразилось в моих глазах. Потому как Кай тут же снисходительно улыбнулся. Он отпустил меня и сел рядом.

— Я буду краток. Опять же, у нас не очень много времени. Здесь, в нашем сообществе, давно уже поселилось мнение, что Самаэль засиделся на своем посту. Но он слишком силен для того, чтобы кто-то из нас смог одолеть его. И всегда настороже, потому как догадывается о наших замыслах.

Я внимательно слушала Кая, пытаясь понять к чему он ведет. В то же время ощущая, как все мое существо заполняет лишь одно желание — помочь ему любыми силами.

— А от тебя, как от существа низшего, неспособного даже скрыть своих мыслей от него, он подвоха не ожидает. И я хочу… — Он приблизил свое лицо к моему так, что светлые короткие пряди коснулись моего лба. — Чтобы ты кое-что сделала.

Он достал из-за спины кинжал, но я ничуть не испугалась. Наоборот, мои руки сами потянулись к этому изящному оружию. Блестящее, острое даже на вид, оружие манило своей завораживающей красотой. Рукоятка, украшенная драгоценными камнями поражала искусной работой.

— Не так быстро, Лилиана, сперва я должен объяснить. — Смеясь, и пока не отдавая мне кинжал, продолжал Кай. — Самаэль сильнейший из нас, но, как я уже говорил, он не ожидает подвоха от тебя. Я поставлю на тебя временный блок, таким образом, он не сможет читать твои истинные мысли, они будут подменены теми, которые он захочет услышать. Но этот блок продержится недолго, потому как само присутствие Самаэля рядом с тобой будет стирать все мои заклинания. Но тебе должно хватить времени для главного — ты должна убить его.

Это известие почему-то не удивило меня. А если посудить, я ведь и сама того хотела. Правда, мысль о том, что бы убить живое существо… Само это было противоестественно для меня. Но не успела я задуматься об этом, как тут же память услужливо подкинула сцены прошедшей ночи. Тошнота подкатила к горлу, и я молча кивнула на сделанное мне предложение.

— Вот и отлично. — Кай ласково коснулся моих волос. Затем вложил кинжал мне в руки. Я судорожно сжала пальцы на рукоятке. — Слушай внимательно. В ручке есть потайное отделение с ядом. Этот яд, как и любой другой, не смертелен для Самаэля, но он усыпит его бдительность. Можешь добавить его в вино или в пищу. Достаточно будет и одного глотка. Дальше, дело твое, как ты нанесешь удар. Он будет расслаблен, но не исключено, что сможет дать тебе отпор. Все это достаточно рискованно, но, ведь если посудить, ты все равно рано или поздно умрешь здесь от его руки.

Последние слова были сказаны с таким состраданием в голосе, что это окончательно утвердило во мне мысль — я должна помочь. В этом жутком мире мне так и так нет места, а умереть пытаясь спастись от этого изверга, куда лучше, чем скончаться от его же пыток.

— А… если я справлюсь, что будет со мной? — Решила все же уточнить я.

В глазах Кая на мгновение мелькнул непонятный для меня огонек.

— Если у тебя все получится, — губы его растянулись в очаровательной улыбке, — то сможешь вернуться домой или в любой из других миров по твоему желанию. А теперь, мне пора.

Он наклонился ко мне, поцеловал в макушку и исчез. После этого поцелуя, я ощутила, будто по голове, а потом и по телу, разливается что-то прохладное. Видимо это и есть тот самый блок, подумала я и немного расслабилась.

Ну что же. Теперь начинается самое интересное.

Однако, с уходом Кая мне уже не казалось, что все это будет так просто. Колени предательски задрожали, ладони стали липкими и холодными.

Нет, я должна собраться и сделать то что мне поручено, во что бы то ни стало. Я не хочу больше здесь находиться, и пусть либо Самаэль убьет меня, либо я убью его.

Убить. Одно короткое слово, но так много в себе несет. Смогу ли я? Вонзить кинжал прямо в сердце, а то и со спины.

Я тряхнула головой. Думать будешь потом, а сейчас нужно успеть все подготовить до прихода его величества.

Стиснув зубы, заметалась по комнате, сначала к шкафу, где схватила первую попавшуюся достаточно свободную одежду. Рубаха и какие-то шаровары. Затем стол, на котором все так же стоял кувшин с вином. Покрутив кинжал в руках, я наконец разобралась, как открутить крышку на конце рукоятки. Высыпав все содержимое в вино, я сунула кинжал за пояс, прикрыв сверху полой рубахи. Взболтав вино, поставила кувшин на прежнее место.

И что теперь? Самаэль все не появлялся, а моя решимость таяла к каждой проходящей минутой, уступая место страху и панике.

Я всегда считала себя достаточно смелой, часто участвовала во всяких проказах наравне с мальчишками. Но одно дело — детские шалости, и совсем другое — убить человека. Хотя нет, он не человек. Он Демон. И сколько таких же девушек, как я он замучил этими же самыми руками, которыми вчера терзал меня. Сколько невинных людей погубил. И сколько еще погубит, если я поддамся страху.

Я села на постель и холодная решимость охватила меня. Я должна. Я смогу. Я внушала себе эти слова снова и снова. С ненавистью прокручивая в мыслях сцены прошедшей ночи. Проклиная каждое его прикосновение ко мне. Ненавидя каждый его поцелуй.

— Маленькая грозная мышка уже ждет меня? — В своих мыслях я совсем не заметила, когда он появился в комнате. Я постаралась придать своему лицу как можно более покорное выражение, стараясь сделать вид, что после вчерашнего подчинилась ему. В ответ на его вопрос я лишь кивнула, а затем повернулась.

Пронзительные синие глаза смотрели на меня с явным превосходством, но что-то еще в них было. Так смотрят дети, когда им протягиваешь подарок, завернутый в пеструю бумагу. Еще не знает, что там, но уже хочет.

Самаэль не знал, как я буду вести себя после произошедшего, как не знал и того, что я задумала.

Он продолжал стоять рядом, изучающее и чуть насмешливо разглядывая меня.

Совершив над собой усилие, как можно более спокойно и медленно я поднялась с постели и спокойными шагами подошла к столу.

Позади раздался скрип кровати, видимо он сел, хотя скорее всего лег, как обычно.

Он продолжал молчать, но я всем своим существом ощущала на коже его блуждающий цепкий взгляд.

Наполнив два бокала отравленным вином, я, чуть заметно дрожа, направилась к демону.

— Вчера на балу… — начала было я, но голос предательски дрожал. На мгновение пришлось прикрыть глаза и сделать глубокий вдох, успокаивая нервы. — Наверное не стоило себя так вести.

Самаэль взял из моих рук один бокал, продолжая изучающее меня разглядывать. В синем холоде его глаз было невозможно разглядеть ни единой мысли. Но я упорно продолжала свою игру.

Сев рядом с ним, смущенно потупилась.

Затем подняла бокал и сделала вид, что отпиваю вино маленькими глотками, ожидая, что Самаэль последует моему примеру, что он и сделал. На лице его при этом не дрогнул ни один мускул, и я не знала, действует ли уже яд или нет.

Он протянул руку, забрал у меня бокал, и поставил его на пол рядом с постелью. Я продолжала сидеть на месте, стараясь побороть панику. Меня охватил озноб, дрожь в теле усилилась, самообладание было на пределе.

Самаэль в то время, то ли не замечая происходящего со мной, то ли списывая все на ночное действо, снова потянулся ко мне. Одним движением он намотал на запястье прядь моих волос, а затем с силой рывком притянул к себе. Прикрыв глаза, он втянул носом воздух, затем лизнул щеку, ровно там, где касался Кай… Я заподозрила неладное, но все же продолжала бороться с нарастающей паникой, хотя это удавалось все сложнее.

— Ты думаешь, едва появившись здесь, я не ощутил на тебе запах Кая? — Голос его был холоден, а давящая темная энергия, исходившая от него и ранее, теперь была просто невероятной мощи. Меня будто бы сминало этой силой, давило само мое существо, душу. Он вновь поймал мой взгляд. Глаза его были практические черными от гнева. — И ты думаешь, я не смог бы почуять яд в вине? Только знаешь ли ты, маленькая смертная, что ни один существующий яд не опасен для меня? Своими речами ты хотела отвлечь меня? Хотела чтобы я выпил отраву? И что теперь? Да я мог бы выпить хоть весь кувшин, со мной бы ничего не стало. Кай, милый Кай, он же должен был знать об этом.

— А он и знал, прекрасно знал. — Я не хотела больше слушать его рычащий голос, страх гнал кровь по жилам все быстрее, в ушах стучал адреналин. Будь что будет, решила я. Медленно, как можно более незаметно, пока он ворковал свою превосходную речь, я дотянулась до кинжала, и вместе с произнесенными словами нанесла удар.

На мгновение зрачки демона расширились в удивлении.

Но что была я в сравнении с ним?

Одним отточенным движением, он перехватил мою руку, и лезвие кинжала лишь полоснуло его по груди. По гладкой коже сорвались пара капель черной крови, но и только.

Я не сумела… не смогла убить его. И теперь сама приготовилась к смерти.

Заломив руку мне за спину, Самаэль оскалился, обнажая клыки, в глазах его плескалась ненависть, презрение, потянув за волосы на затылке, он откинул мою голову назад и уже приготовился вонзить в мою шею свои клыки, но тут…

Кинжал, который я все еще сжимала в руке, не желая отпускать, начал нагреваться. И теперь уже, при всем желании, я не смогла бы разомкнуть пальцы. От неожиданной боли, я громко закричала. Но и с Самаэлем происходило что-то неладное. Небольшой порез на его груди будто бы засветился изнутри темным, странным светом.

— Дура, ты хоть понимаешь, что натворила? — Он что было силы хлестнул меня по лицу, от чего я повалилась на бок и выронила кинжал, который, казалось, светился сейчас. В ушах зазвенело, а перед глазами звезды пустились в пляс.

Сквозь серебристую пелену я видела, как Самаэль что было сил зажимает рану на груди, не позволяя демоническому свету просочиться наружу. Но это удавалось ему с трудом.

— Глупая смертная пустышка, решила быть сосудом? Ну что же, так и быть. — Голос его звучал раскатами грома. Непонятное мне свечение сочилось темными лучами сквозь его пальцы. Схватив меня за ворот рубахи, Самаэль, сжимая зубы начал читать какое-то заклинание. Я с ужасом понимала, что мои губы повторяют эти слова, но ничего не могла с собой поделать. Ни замолчать, ни отвести взгляд.

Мир вокруг завертелся мириадами разноцветных песчинок. Комната, в которой мы находились, растворилась в этом круговороте. Голос Демона и мой звучали в унисон. И я начала ощущать, что вместе с этими словами что-то втекает в меня, заполняет изнутри. Мне уже казалось, что то нечто, передаваемое мне сейчас Самаэлем вот-вот должно уже разодрать меня на части и хлынуть через край, но тут то голос его затих. А круговорот, в котором мы оказались, начал окутывать нас темнеющим коконом.

А в следующую минуту все вокруг вспыхнуло алым и тотчас растворилось.

Не веря своим собственным глазам я смотрела на то, что видела. Мы были в лесу. Зеленая трава, на которой я сейчас сидела, была мягкой и пахла точно так же, как и должна. Поляна, на которой мы оказались, была окружена обычными деревьями. Листва их зеленела свежестью, видимо стояла летняя пора. Звуки живой природы, запах летнего леса, все это было настолько реальным, что я не могла поверить. Тут одно из двух или я все же умерла и попала в Рай, или же…

Тут мой взгляд упал на распростертое тело Самаэля, лежащее в паре шагов от меня…

Да видимо все же «или же». Этот упырь нас куда-то перекинул.

Но где бы мы ни оказались, мне нужно как можно скорее бежать от него. Уж не знаю, мертв ли он или без сознания, но мне вот точно лучше скрыться отсюда по добру по здоровью.

Я подскочила с места. После пережитого очередного потрясения ноги все еще плохо слушались меня, весьма сильно напоминая вату, но сделав пару неуверенных шагов, я все же смогла совладать с этими чертовыми конечностями.

Уже почти подобравшись к кромке леса, я в последний раз украдкой обернулась и пустилась бегом, как вдруг невероятная сила откинула меня назад. Будто бы кто-то дернул меня за поводок. Я отлетела назад на пару шагов и больно ударилась пятой точкой, о торчащую из земли корягу.

Но тут же подскочила, потирая ушибленное место и шипя, обернулась назад. Демон все так же лежал в траве, все в той же позе, но на его запястье, красноватым браслетом светилась татуировка. Я провела рукой по шее, вспоминая, что этот зверь наделил меня собственным ошейником.

Однако, сейчас, глядя на него, я уже не ощущала исходящей от него пугающей силы, неимоверной и злой энергии. Он по-прежнему внушал мне страх, но это был страх женщины перед мужчиной, превосходящим ее физически. Но никак не страх перед всесильным демоном. Тем более в том положении, в котором он находился сейчас, лежащий на траве лицом в земле и без этой его ухмылки, выглядел он совсем не грозно.

Подойдя к нему чуть ближе, но все же продолжая держаться на расстоянии, я пыталась понять, дышит ли он.

Мощная мужская грудь размеренно поднималась и опускалась. Значит жив, раз дышит.

И только сейчас я поняла, что без него не смогу сойти с этой поляны. Что теперь точно связана с этим адовым отродьем этим чертовым ошейником. Хотя теперь мне казалось, что нас связывает нечто большее. Гораздо большее, чем просто ошейник и браслет.

Я подняла длинную ветку, валяющуюся тут же в траве, с опаской подошла еще ближе к Самаэлю и ткнула концом ветки в его плечо. Демон оставался недвижим. Я ткнула еще пару раз, но это не дало ровным счетом никакого результата.

Я отшвырнула палку подальше. Отказываясь сдаваться я снова попыталась с разбега преодолеть связывающую нас силу. Но снова, достигнув определенного расстояния я почувствовала, как меня отшвыривает назад. Раз за разом, разбегаясь, я пыталась порвать чертов поводок, не обращая уже внимания на боль в спине и чуть ниже. Но чем сильнее я разбегалась, тем сильнее меня кидало обратно.

— Это бесполезно, смертная. — Я подскочила с места и обернулась. Самаэль уже очнулся и сидел на траве, скрестив ноги и со скучающе-презренным видом подпирая рукой подбородок.

— У меня есть имя, если ты забыл. — Зарычала я в ответ. Эта показная дерзость придала мне сил. Я продолжала бояться его, но теперь мы уже были вроде как не на его территории, да и если бы он хотел убить меня, то уже мог бы исполнить.

— Вы, глупые смертные пустышки, для меня все едины. Гнилые душонки, которые обречены попасть в мое вечное пользование. — Спокойно отвечал он. Хотя выглядел несколько странновато. Все та же уверенность в себе, но вместе с тем, какая-то безумная усталость читалась на его лице и в движениях, которые явно давались демону с трудом.

Да, вот только жалеть его мне еще не хватало. Я с ненавистью продолжала смотреть на него, ожидая разъяснений.

— Хоть я теперь и не слышу твоих мыслей, но ты видимо жаждешь узнать что же произошло и какую дичайшую глупость ты свершила? — Этот самонадеянный тип продолжал сверлить меня своими глазищами.

Я же проклинала себя за слабость, за то, что так и не смогла использовать предоставленный мне шанс покончить с ним.

— Кай, который так мило предложил тебе сделку по всей видимости… что же он пообещал тебе? — Голос его звучал насмешливо, но вместе с тем, не мог скрыть интерес и холодную жгучую ненависть.

Я отвернулась, не в силах больше выдерживать на себе его взгляд. И все же заговорила. Какой теперь смысл все таить?

— Он пообещал, что я смогу отправиться в любой из существующих миров, в том числе и домой, если убью тебя тем кинжалом. — Холодно ответила я. Сама же начала подозревать, что все как-то слишком складно и сейчас я уже не ощущала такого доверия к словам Кая, какое чувствовала тогда, в комнате.

Самаэль закрыл лицо рукой и рассмеялся, качая головой.

— Как же все же вас смертных легко провести. Хотя отчасти он и не соврал тебе… Хотя, что тебя винить, ведь ты же в полной мере ощущала, что можешь довериться ему, что вот оно, твое спасение, что милый-милый Кай единственный в нашем мире, кто не такой как все, верно? Не демон, а чудный ангел? — Говорил он все это с непередаваемым ехидством. Но я понимала, что каждое его слово, это именно то, что я ощущала тогда, в комнате рядом с Каем. — А знаешь ли ты, глупышка, что твой чудный ангел — один из сильнейших демонов нашего сообщества, что он лишь ненамного отстал от меня в количестве совращенных душ. А знаешь, в чем его дар? Он находит в твоих мыслях то, что может стать ему полезным, вызывает в твоем сознания нужные ему эмоции. Он может заставить мать убить собственное дитя в колыбели. А с тобой ему видимо было совсем просто. Немного ложной надежды на спасение и ты поддалась. Знаешь, я даже разочарован, как просто он обдурил тебя. С учетом того, как просто ты справляешься с гипнозом, ты повелась на простейший обман.

— Я сама согласилась на это! Сама решилась! — Я не хотела верить в то, что была так легко обманута чарами Кая, вообще не хотела верить. Да и кому? Самаэлю? Этому зверю? — Я и без Кая убила бы тебя, за все то, что ты сделал. За то что сотворил со мной и тысячами других девушек до меня.

Самаэль хмыкнул, не принимая моих слов всерьез, да и вообще всю меня целиком.

— Ранив меня тем кинжалом, ты открыла выход моей силе. Но, что тебе в общем-то неизвестно, демоническая мощь не может уйти в никуда. Ей нужно перейти в кого-то. Вот для того-то Каю и нужна была ты. Ни один из моих подчиненных не смог бы принять в себя всю энергию, он бы попросту растворился в ней, потерял бы свою сущность. Кто в своем уме пойдет на это? А ты… Ты оказалась как раз необходимым сосудом. Не обладая даже крупицей демонической энергии, ты смогла принять в себя все, что выплеснулось. И теперь, ты — самый лакомый кусочек для любого демона. Потому как заставить тебя пройти через ритуал и забрать себе оформленную силу, захочет каждый. И это будет куда проще, чем было бы заставить меня. Единственное «но», Кай рассчитывал, что ты все же сможешь убить меня, но видать просчитался, а я успел добровольно отдать тебе большую часть своей энергии и еще и перенести нас сюда, в один из созданных мною миров. Что оставило нас в живых. Как он должно быть сейчас рвет и мечет, не обнаружив тебя, наполненную энергией, и меня в виде бездыханного тела. — Самаэль посмотрел в небо и лицо его озарилось злорадной улыбкой.

Я с недоверием посмотрела на Самаэля.

— И что мне-то с того? Я бы и сама отдала бы Каю всю эту твою мощь. — Я старалась не верить в происходящее или же хоть найти каплю надежды, что все это было не так страшно, как говорил Самаэль. — А потом бы он наверняка отблагодарил бы меня, сдержав данное обещание.

Но демон лишь рассмеялся.

— Дура ты, благодарить было бы уже нечего! — Он злорадно смеялся глядя на то, в каком смятении я нахожусь сейчас. — И теперь тебе единственный выход — отдать всю эту силу обратно мне, ее хозяину. И может быть тогда ты останешься в живых.

Я поднялась с места.

— Проваливай в Ад, Самаэль! Я ни черта тебе отдавать не собираюсь! — Яростно выпалила я. — А ты без своей силы не сможешь насильно заставить меня сделать это!

— Если не отдашь мне, ее заберет кто-то другой, рано или поздно нас все равно найдут. И поверь, в твоих интересах отдать эту силу обратно ее же хозяину, чем быть поглощенной кем-то другим, кому придется проводить ритуал слияния.

Я не хотела верить ему. Вернее не знала, кому верить. Я понимала, что и Самаэль может обмануть меня, точно так же как может обманывать и Кай. Я уже не знала кому верить, не знала, что делать дальше.

— Как я могу верить тебе, демон? Тому, кто забрал меня из моего мира, как игрушку, очередное развлечение. Тому, кто из века в век пытает грешные души, а развлекается, принося таким девушкам, как я — страдание. Тот, кто создал себе целые миры-питомники, чтобы было из чего выбирать. Ты — самая мерзкая тварь, которую мне приходилось встречать. Самое жестокое существо, какое я когда-либо видела. Я чтила тебя, как мученика, которой вынужден нести тяжелое бремя, храня грешные души. Я чтила тебя, как одного из Создателей. Несмотря на те шалости, которые совершала, я всегда искренне раскаивалась и молилась, дабы не попасть в твое царство, но не из страха быть подвергнутой вечным мучениям, а ради того, чтобы не обременять тебя еще одной грешной душой. А кем оказался ты? Не мучеником, а маньяком. Тебе ведь все это нравится, все те страдания, что ты приносишь людям. Тебе это доставляет радость, удовольствие. Видеть их боль, чуять их страх. Ты самое ничтожнейшее из существ, что я встречала и о коих слышала. И самая моя большая ошибка, что я не смогла дотянуться и вонзить кинжал тебе в самое сердце!

Не знаю, откуда у меня взялось столько смелости, но я все говорила и говорила. Голос мой оставался спокоен. Самаэль даже не попытался прервать меня. Он сидел недвижимый, будто гранит, и слушал. Рано или поздно это должно было произойти, ведь удерживать в себе все накопившееся было бы совершенно невероятно.

— Закончила? — Я наконец повернулась к нему, столкнувшись с презрением в его глазах. — А теперь послушай меня. Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о моем мире. И сейчас у тебя нет выбора и придется согласиться на то, что предлагает тебе «самое ничтожнейшее из существ». Потому что иначе, мы просто не сойдем с этой поляны и ты умрешь с голода. Я мог бы сломать тебя прямо здесь, но тогда моя сила в тебе уйдет в неизвестном направлении и мне придётся тратить время на её поиски. Так что нам нужно попасть в храм, где я смогу провести ритуал. Не стану скрывать, что он окажется болезненным для тебя, но ты останешься жива. После этого ритуала я быть может и оставлю тебя в этом мире, где ты сможешь прожить свою никчемную смертную жизнь, потому что от тебя слишком много проблем. Веришь ты мне, или нет, но твоя гибель мне сейчас ни к чему. Перекинув нас сюда, я использовал большую часть своего духовного резерва и стал почти смертен, а значит, если нас обнаружат слуги Кая, я не справлюсь с ними, и нас обоих опять-таки ждет гибель. Тебя — после ритуала поглощения, а меня они уж точно постараются прикончить. Но знай, что после ритуала, твоя душа растворится и не сможет оказаться на Верховном суде. У тебя не будет шанса переродиться, и даже мучения коим подвергаю души я, покажутся не такими уж и мучениями. Ты навсегда растворишься в том, кто проведет с тобой ритуал слияния. Станешь его тенью и будешь переживать смерть каждого, кого убьет этот демон. Так что выбирай, кому верить. Мне или же Каю. По крайней мере, я всегда делал, что хочу сам, и не обманывал тебя ложными надеждами.

Мы продолжали смотреть друг на друга. Он — внушительный, грозный, устрашающий, даже без своей демонической энергетики. И я, обычная смертная девушка, ненавидящая его всем сердцем.

Смятение и страх одолевали меня. Чему верить? Чьим словам? Каю, который был так показательно мил и добр, или же Самаэлю, который стал моим тюремщиком, а теперь практически молил о помощи. И я в полной мере осознала, как сильно он сейчас зависит от моего решения. Бесподобный жестокий и ужасный демон, просит помощи у смертной девчонки, которую презирает всем своим существом. Над которой еще этой ночью издевался, как хотел.

Я в полной мере осознала сложившуюся ситуацию и не смогла сдержать полу истерического смеха.

— Что смешного ты нашла в моих слова?.. — Злобно сощурившись проговорил демон.

Еле-еле совладав с истерией, я таки смогла привести себя в чувства.

— Я соглашусь пойти с тобой в этот твой чертов храм, если ты, о Великий и Ужасный, вежливо попросишь меня. А затем дашь клятву, что после того, как к тебе вернется твоя сила, я останусь в живых и буду счастливо жить-поживать до конца своих деньков. — Язвительно ответила я. Что же, теперь, когда он практически равен мне и не имеет такой устрашающей власти, быть может я и смогу хоть самую малость отомстить ему за принесенные мне мучения.

Услышав мое заявление, Самаэль прямо весь перекосился. Было видно, каких усилий ему стоит сдерживаться, чтобы здесь же на месте не свернуть мне шею, или хотя бы попытаться это сделать. Он, тот, кто привык приказывать, тот, кому всегда все безоговорочно подчиняются, должен просить меня о чем-то. Как должно быть унизительно для него это было.

— Я прошу тебя, Лилиана, пойти со мной по доброй воле и отдать принадлежащую мне силу. — Стиснув зубы шипел он. — Взамен даю тебе свою клятву, что оставлю тебя живой и ты сможешь счастливо жить до конца дней своих в этом мире, а после смерти, отправиться к Верховному создателю, на Истинный суд. А значит будешь иметь шанс не попасть ко мне после смерти. Сойдет, смертная?

Я слушала его слова, глядя на него сверху вниз. И наверное не в полной мере понимая, что сейчас произошло.

Ведь Самаэль, Верховный Правитель Пятого Неба, впервые унизился до просьбы перед смертной. — Вполне. — Я повернулась к нему спиной. — Тогда пора отправляться.

Мы шли уже наверное около часа и я начинала уставать, но размеренные, практически бесшумные шаги позади, не давали мне остановиться или сбавить шаг. Я еще покажу ему, какими бываем мы «обычные смертные».

С того момента, как мы сошли с поляны не было произнесено больше ни слова. Самаэль лишь жестом указал направление, в котором нужно идти, а я пошла вперед. Солнце сейчас уже клонилось к западу, а вечерняя прохлада начинала опускаться, окутывая плечи неприятным холодком. Ко всему еще и повылезали комары со своих болот, радостно жужжащие возможности полакомиться свежей человеческой кровушкой. Я устало отмахивалась от пищащих кровопийц, но все же злорадно болела за маленьких насекомых. Потому как то и дело позади раздавались хлопки. Видимо вампирята кусали и демона, а он упорно пытался бороться с ними. Будучи голым по пояс и в два раза крупнее меня, он представлял для них намного более лакомый кусок. Ну что же, пусть помучается.

Идя по лесу, я обращала внимание на то, что растет вокруг и в итоге, пришла к выводу, что по крайней мере по своей флоре и фауне, этот мир мало чем отличается от того, в котором жила я. Хотя чему удивляться — создатель то один и тот же.

Живот мой призывно заурчал, напоминая, что я ела в последний раз вчера утром, не подведи память. Пожалуй, все же пора бы подумать и о насущном, таком как ночлег и еда.

Я остановилась и принялась осматриваться в поисках подходящего для ночлега места.

Самаэль обошел меня и тоже остановился, злобно взирая на мое сосредоточенное лицо.

— Может ты позабыл, но я все же, по прежнему «смертная» и мне нужно есть и спать. Тем более, не известно, кто обитает в этом лесу, а ты без своей пресловутой силы вряд ли справишься с медведем голыми руками.

Самаэль вперил в меня свой разъяренный взгляд и скрежетнул зубами. Но видимо так и не нашелся, что сказать. Ну что же, еще одно очко в мою пользу. И откуда во мне взялось столько смелости? Может быть это действовала демоническая сила? Хотя наверное я вела себя уж слишком развязно и не стоит так уж явно злить его, этого демона. Пусть он сейчас и лишен большей части своих магических возможностей, но по-прежнему силен, как мужчина.

Нужно сдерживаться самой, несмотря на все те, мягко сказать, неприятные чувства, что я испытывала к нему.

Я наконец смогла обнаружить небольшую проплешину среди лесных зарослей, через которые мы пробирались. Подойдя ближе, я обнаружила еще немного более приятное открытие. С одной стороны из земли выпирал большой корень, а земля была устлана листьями, таким образом получалось что-то похожее на гнездо. Отличное место для ночлега.

Я собрала камней, сложив их кругом, в центре которого, можно было бы развести безопасный костерок. Собрав так же сухих веток и мха, выложила все это в центре, а затем, самым древним способом — трением, попыталась развести огонь. Много раз сбегая за пределы храма по ночам в лес вместе с деревенскими детьми, я была обучена простым правилам выживания в условиях дикой природы.

Однако, разводить огонь таким образом было не так-то уж и просто. Я уже стерла руки, но все же не останавливалась в своих попытках. Самаэль облокотившись спиной о торчащий из земли громадный корень, сидел, вытянув ноги. На лице его все так же была прилеплена идиотская ухмылка. Взгляд его раздражал, тем более, что я мучилась с этими пресловутыми палками уже порядка пятнадцати минут. В итоге, отшвырнув их от себя, я озлобленно плюхнулась на землю, решив немного передохнуть.

Видимо, подумав, что я сдалась, Самаэль усмехнулся, затем вытянул вперед руку и с его указательного пальца сорвалась пара искр, прямо на подготовленную мною растопку изо мха и сухой травы.

Я принялась считать. Дойдя до сотни практически успокоилась и продолжала подкидывать в разгоревшийся костерок подготовленные ранее ветки. Обнаружив неподалеку что-то напоминавшее ель, я отломила большую суховатую ветку и кинула ее в огонь. Дым тут же разогнал надоедливых насекомых.

Мы оба по-прежнему молчали. Да и о чем нам было говорить? Он бы не стал слушать истории из моей жизни, да и я не хотела ему ничего рассказывать. А сам он видимо вообще не считал нужным говорить со мной теперь, когда я потеряла статус его игрушки. Демона сейчас куда больше заботили мысли о том, как поскорее вернуть свое могущество.

Вновь призывно заурчал живот. Я поднялась, огляделась вокруг. Неподалеку, еще собирая хворост, я приметила что-то явно напоминавшее каштановое дерево. Теперь же я решила проверить свою догадку. И не ошиблась. Набрав в подол небольшую горку плодов, я продолжила свои поиски даров леса.

По итогу, через 30-40 минут блужданий по окрестностям, я имела хорошую порцию каштанов, три длинных ветки с насаженными на них грибами и лист лопуха, в который я набрала клюквы.

Вернувшись к костру, я разложила свое богатство. Самаэль продолжал наблюдать за мной все с тем же надменным видом.

Интересно, а он вообще ест? Вернее необходимо ли ему это?

Стараясь не смотреть на него и вообще делать вид, что не замечаю его рядом, я принялась готовить свой ужин.

Спустя время, покончив с едой, я отвернулась от костра, устроившись в метре от демона и закрыла глаза, стараясь уснуть. Я все же решила оставить ему половину еды, молча подвинув ему лист с готовыми продуктами перед тем как отвернуться. Все же если он свалится в голодном обмороке, я тоже не смогу идти дальше.

Уже сквозь дремоту, я расслышала, как он все же взял лист и принялся за еду и недовольными комментариями, коих я не расслышала, но интонацию уловить смогла. А уже в следующий миг, опешив от самой же себя, я сгоняла с лица улыбку. Ну уж нет, это все очарование леса, да и у меня просто нервы расшалились. Ведь не могла же я улыбаться тому, что Самаэль ест то, что я приготовила. Он зверь, чудовище, монстр, напомнила я себе и, наконец, смогла уснуть.

***

Я бежала по лесу, не обращая внимания на хлеставшие по лицу ветки. Щеку саднило, одежда была изорвана, а босые ноги разодраны в кровь. Но я не останавливалась. Хруст и рев позади подгоняли меня пуще бушевавшего в душе страха.

Внезапно деревья расступились и я увидела перед собой каменное строение, напоминавшее разрушенный храм.

Суетливо обернувшись, я прислушалась, преследователь приближался. Со всех ног я припустила к развалинам. Там, мне казалось, я смогла бы найти укрытие. Деревянная дверь висела лишь на одной петле, но я смогла открыть ее и проскользнуть внутрь. Но стоило мне оказаться под сводами старого храма, как дверь исчезла, теперь это была сплошная каменная стена. Я кинулась было обратно, попыталась найти дверь, через которую только что вошла, но ее больше не было. Лишь холодные камни попадались под мои ладони. Я отпрянула назад и в темноте наткнулась на какую-то статую. Еще и миг, и это ледяное каменное изваяние пришло в движение. Холодные руки потянулись ко мне из темноты. Крича, я попыталась вырваться, отбежала подальше. Тогда мое внимание привлекли крики. И я узнала их. Это были девушки, которых привели в храм со мной в ту злополучную ночь.

Я пошла на звук, ускорилась, побежала. И чуть не натолкнулась на одного из храмовников. Все здесь было в самом разгаре, но это уже был не тот ритуал, которому подвергали нас, а кровавый бал демонов. С ужасом, я осознала, что в центре, на горе истерзанных тел, будто бы на троне сидит Самаэль. Он скалится в своей зловещей улыбке, глядя на меня и протягивает мне руку. Я пытаюсь сопротивляться, но не могу. Делаю шаг, еще один. Отовсюду ко мне тянутся десятки рук, они хватают меня за одежду, будто пытаясь удержать. Из темноты появляются лица девушек, кого-то я знала, кого-то видела впервые. Их измученные лица беззвучно кричали, по губам их я могла прочесть одно лишь слово — остановись.

Но я продолжала идти не в силах бороться с чарами.

А Самаэль сидел на своем кровавом троне и тянулся мне навстречу, предвкушая...

Я распахнула глаза. Ночное небо, листва деревьев. И все это было лишь сном. Диким, страшным, но все же сном.

Я все еще продолжала тяжело дышать, глядя в небо широко раскрытыми глазами. Меня сильно трясло, то ли от холода, то ли просто знобило.

Сейчас было темно, и только луна, плывущая по небу освещала округу, да редкие звезды пробивались из-за облаков.

Слегка повернув голову, я взглянула на Самаэля. Он сидел, все так же облокотившись спиной о корень, откинув назад голову, с закрытыми глазами. Его длинные черные, как смоль, волосы ярко выделялись на фоне белой кожи, которая в свете луны будто бы и вовсе светилась.

Я не знала спит ли он, но страх перед ним, даже таким расслабленным, сейчас сковывал меня. Хотелось бежать прочь, без оглядки, не останавливаясь, пока не упаду без сил. Дальше и дальше от него.

Я коснулась рукой шеи. Этот ошейник, он не позволит мне сбежать. Не позволит спрятаться. Даже здесь, в другом мире, я обречена подчиняться. Хотя здесь по крайней мере у меня есть выбор — жить или умереть.

Но разве я смогу совершить самоубийство? Да и в чем тогда смысл, ведь тогда я без суда попаду в ад и оттуда уже не смогу выбраться и буду обречена на вечные муки.

Но в любом случае, сейчас у меня уже нет столько решимости, что бы устроить все таким образом. И имея сейчас хоть какой-то шанс стать свободной, я ухватилась за него, как за соломинку.

Я села, подтянув колени к груди. Костер уже догорал, и я подкинула в него еще несколько поленьев. Пламя тут же охватило сухую кору, затрещали веселые искры.

С тоской я вспоминала, как еще несколько недель назад вот так же сидела у костра со своими друзьями. Несмотря на то, что нам, Избранным, как нас называли в храме, было запрещено покидать святые стены, я частенько нарушала это правило.

Не знаю, как остальные, мы мало общались друг с другом, но я до последнего жаждала испытать все прелести жизни. Понимая, что от меня зависит судьба тех, кого я люблю, что я не имею права отказаться от приготовленной мне участи, я никогда серьезно не задумывалась о побеге. Более того, нам с детства внушали мысль, что мы на самом деле Избранные и стоим выше всех остальных, ибо нам дарован шанс гарантировать защиту нашего Мира. Я отчасти верила в это, а потому, хоть и мечтала, но никогда всерьез не пыталась сбежать. Бывало, что ночами я сбегала из своей скромной комнатушки вместе с деревенскими ребятами. Мы проводили ночи под открытым небом, рассказывая друг другу страшные истории в свете костра, старые сказки, делились своими мечтами. Мы всегда с нетерпением ждали начала покоса, чтобы кататься со стогов сена. Эта забава из года в год была для нас чем-то особым. Любимым ритуалом, главное в котором — было не попасться старшим.

Ребята моего возраста в деревнях и селах, как правило, уже имели свои семьи, свой дом, но мне судьбой было уготовано совершенно другое и периодически тайком выбираясь в гости к давним знакомым, я тихо завидовала их счастью. Нередко их сочувствующие взгляды еще сильнее расстраивали меня, но никогда я не подавала вида. Всегда улыбалась им. Всегда успокаивала, говоря им о том, что это мой долг и прося их всех не печалиться, после того, как свершится ритуал.

Те же, кто был помладше и с кем я проводила основную часть своего времени, благо на вид я всегда казалась младше своего истинного возраста, всегда видели во мне хорошего друга. Мальчишки никогда не обращались со мной как с девчонкой, а вели себя со мной, как с равной. Однако и среди них я редко забывала о том, что мне было приготовлено.

Моя миссия всегда казалась мне чем-то особым. Думая о том, что принося себя в жертву, я делаю великое дело на благо Мира, я могла жить дальше и не так сильно бояться своей участи. А что оказалось в итоге? Никакой великой миссии. Все мы, те, кто жили в моем мире, оказались одурачены одним… Да мне даже слова не подобрать. Самаэль.

Я посмотрела на него со злостью, желая ему пережить все то, что он принес другим. Желая, чтобы он почувствовал на своей собственной шкуре, что значит боль. Не физическая, у душевная. Я не понимала и не хотела понимать, как чужая боль может приносить наслаждение. Хотя, ведь он не человек и никогда не был им. Он — отродье Ада.

— От тебя так и воняет страхом и злобой, как от низших во время казни. — Его голос прервал мои размышления. Я встрепенулась. Искоса взглянула на него, не удостоив ответом. Затем снова вернулась к созерцанию огня.

Самаэль склонился вперед, протягивая руки к огню. Я злорадно приняла на заметку, что похоже он все же мерзнет. Что же, Великий Демон, Хранитель Пятого неба, поддается обычному холоду. Я вновь не смогла сдержать улыбку.

— Ты снова смеешься надо мной, смертная? Не забывай, я может и утратил большую часть своей силы, но все же могу заставить тебя пострадать, так что в твоих же интересах вести себя прилично. — Голос его звучал угрожающе. Ему явно было совсем не по себе, зная, что сейчас он слаб, как никогда. И это понимание раздражало его и заставляло находиться в постоянном напряжении. Я же, выслушав его рекомендацию несколько опешила. С ненавистью посмотрев на него я зашипела в ответ:

— Только попробуй тронуть меня. — Возможно, это звучало слишком самонадеянно. И лишь после того, как я произнесла это вслух, поняла, что мне нечего ему противопоставить, нечем пригрозить. Если я не пойду с ним добровольно, он может просто взять меня в охапку и закинуть на плечо. Но тут, сознание услужливо подкинуло мне нужные слова. — И я не сойду с этого места, не говоря уж о том, что бы добровольно согласиться на ритуал.

Самаэль снова ничем не выдал своей реакции, лишь продолжал сверлить меня своими синими глазищами. И я уже видела в них, с каким удовольствием в своих мечтах он рвет меня на части. Но все равно я почувствовала за собой еще одну маленькую победу. Только теперь я осознала, что ему действительно нужно мое добровольное согласие.

Демон вновь откинулся назад, перевел усталый взгляд на небо. На миг мне показалось, что в этом его жесте скользнуло что-то человеческое. Но в ту же секунду и мысленно пнула себя. Эта моя дурацкая привычка даже в самых плохих людях искать что-то хорошее, в данном случае не имеет смысла. Ведь Самаэль — не человек. И в нем нет ровным счетом ничего человеческого, кроме, может быть, внешнего вида.

Как было бы здорово, если бы вот сейчас из-за деревьев, выехал бы рыцарь, облаченный в блестящие доспехи. Он бы победил страшного демона и забрал бы меня в свой замок...

Я невесело ухмыльнулась. Детские мечты. Пора бы давно забыть их, стереть из памяти.

— Зачем ты делаешь все это, Самаэль? — Не выдержав, я все же решилась спросить.

Демон лишь удивленно посмотрел на меня, приподняв левую бровь.

— Что именно? — Холодно поинтересовался он. Судя по интонации, сам факт того, что ему приходится задавать мне вопросы, его изрядно раздражал. Ну конечно, теперь-то он не может читать мои мысли.

— Ты и так обладаешь властью мучить грешников, так зачем тебе такие, как я? — Я не могла понять этого ни тогда, когда только-только очутилась у него, ни сейчас. Я всегда думала, что, наверное, мучить грешные души, из века в век нести страдания другим — тяжелое бремя, но познав на себе удовольствие Самаэля, я окончательно запуталась.

Самаэль молчал. Я уже смирилась с тем, что останусь без ответа, когда он все же заговорил.

— Задолго до создания твоего мира на меня была возложена великая честь — стать Хранителем Пятого неба. Это была одна из тяжелейших миссий. И я возглавил ее. Стал тем, кого большинство смертных боится. Вы, — он презрительно посмотрел на меня, — всегда были жалкими созданиями. Ты представить не можешь, сколько я повидал. Каждая душа, которая приходит в мое царство оказывается там не просто так. И их в тысячи раз больше, чем тех, кто попадает в Чистый край, вы зовете его Раем. Мои братья создавали мир за миром, но в каждый, где жил человек, в итоге был разрушен. А светлых душ с каждым новорожденным становится все меньше. Тогда, зная все ваши пороки, я решил попробовать создать свой мир, где воплотил все самое грязное, на что вы, людишки, только способны. И знаешь, что оказалось самым смешным? В мире хаоса, боли, страданий, из темноты стало рождаться гораздо больше светлого. Я долго смеялся, когда понял это. Вас, смертных, нужно опустить на самое дно, что бы вы, наконец, начали тянуться к свету. — Он и сейчас откровенно смеялся, говоря об этом. Я лишь напряженно слушала, пытаясь в его рассказе найти ответы на свои вопросы. — И тогда я решил попробовать, а что если взять безгрешные души и подвергнуть их самым изощренным пыткам? Что будет тогда? Велико было мое разочарование. Большинство из них, вместо того, что бы начать гореть ярче, просто напросто угасали. После череды попыток, я уже просто вошел во вкус, мне нравится испытывать тех, кто иначе никогда не попал бы ко мне. И раз за разом, я убеждаюсь, что все вы, даже самые светлые — гнилые насквозь. И идете в темноту куда легче, чем к свету.

На этом он замолчал, окончательно ввергнув меня в смятение. Что такое он говорил? Гнилые миры, жалкие души. Да много ли он знал, сидя там, в своем царстве. Не зная лишений, благодаря своей силе, не зная боли утраты, не зная, что значит… любить.

Как он может судить нас? Тех, кого не знает и кем никогда не был. Я решительно не хотела принимать его суждений. Да что там принимать. Даже допустить, что он в чем то прав. Нет, несомненно, и среди людей есть те, кто не заслуживает уважения, да и вообще носить звание человека. Но чтобы грести всех в одну кучу. Увольте.

Своими глазами видя, как умеют радоваться люди, как умеют прощать, как умеют любить… Нет, то, что он говорит, как судит о нас, совершенно не является истиной. Не знаю уж, откуда в нем взялась такая уверенность. Хотя о чем я. Ведь это никто иной, как Самаэль.

Я не стала отвечать на его уничижительную тираду, ведь я знала, насколько он далек от истины. Пусть он забрал в свое пользование мою жизнь, забрал мою душу, невинность в конце концов, но веру в людей он у меня забрать не сможет.

Спустя какое то время я уснула, на этот раз без снов до самого утра.

А Самаэль так и продолжал сидеть, глядя в небо, ловя глазами отражение звезд. Жесточайший из всех демонов, ныне лишенный своей силы, за одним костром со смертной девчонкой, не желающей ему подчиниться.


Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
221320

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Агнеша
Агнеша
средняя
16 лет
меньшая
10 лет
Меньшая
4 года

жду продолжения

Пожаловаться
Диана
Диана
Энгельс
Дальше дальше!!!))))
Актуальные посты
анализ крови на аллергию ижевск
анализ крови на антитела сдается натощак
аматуе муж