право на жизнь. глава 1. часть2

Кап-кап. Кап-кап. Кап-кап. Звук-эхо. Капля воды срывается где-то, и отголосок раздается где-то в углу. Уже на протяжении пары часов, или что-то около того, я слушала эту прелесть. Кромешная тьма этого помещения, без единого лучика света, холодным ужасом пронизывала меня. Ни окон, ни дверей, ни малюсенькой щели. Сперва, очнувшись здесь, на холодном, но идеально-чистом камне, я думала, что ослепла, но в итоге решила, что здесь просто темно. Я ощупывала стены, пол, до потолка не смогла дотянуться. Действительно пугало отсутствие окон и дверей. Единственное, на что я надеялась, что в потолке есть хоть какой-то люк. Только эта мысль утешала. Первые полчаса, а может и больше, я звала, сама не зная кого. Била в стены, сбив руки, пока теплые капли не начали ощутимо стекать по моим рукам, и только это заставило опомниться и прекратить глупые попытки. Нет, меня будут держать здесь столько, сколько сочтут нужным.

Я так и не поняла, где капает вода. Как бы тщательно ни искала, как бы не ощупывала пол, так и не смогла найти ни одной лужицы. Откуда шел звук, определить было невозможно. Может я сошла с ума? Я не понимала. Может, этот звук лишь нарисован моим воображением?

С каждой проходящей минутой паника все глубже всверливалась в мозг. Я поднялась с холодного пола, уперевшись лбом в стену. Сделав пару глубоких вдохов, ощутила, что вся дрожу от холода и от страха. Я обняла себя руками, вцепившись руками в озябшую кожу.

На мне уже не было одежды, когда я очнулась здесь. И это ужасало еще больше. Ведь значит ее кто-то снял. Что если это был тот, кто приказал мне спать? Или его тени?

Я опустилась на колени, спиной сползая по стене. Я уже настолько замерзла, что холод каменной стены уже не холодил кожу, а обжигал. Всю меня сотрясала сильная дрожь. Я куталась в свои длинные волосы, как могла. Но это была лишь жалкая попытка согреться.

— Не хочу умирать вот так! — Крикнула я в пустоту. Голос, на удивление, был громким и звучал уверенно.

Но никто не ответил. Не появился спаситель. Тишина и полная темнота.

Я ухмыльнулась. Даже звук капающей воды куда-то пропал и теперь помимо давящей темноты, пригибала к полу еще и тишина.

Подтянув ноги к груди, я обняла их и прижалась лбом к коленям.

И позволила себе выпустить слезы. Ведь я и так держалась достаточно. Рыдания сдавили грудь стальной хваткой. Но я не издала ни звука. Только периодически вздрагивала.

Не помню когда, но я уснула. Хотя вернее, просто провалилась в никуда. Из темноты своей камеры в темноту сознания.

На этот раз очнулась от ощущения, будто бы я тону. Судорожно начав хватать ртом воздух, я осознала, что меня просто облили водой. Отдышавшись, поняла, что нахожусь все в той же камере, и по-прежнему в темноте. Но волосы были мокрыми, с них быстро стекала вода, а замерзшее тело покрылось мурашками, и не будь здесь так темно, то наверное я бы увидела, что кожа приобрела синеватый оттенок. Сидя в луже, дрожа, как лист на ветру, я убрала с лица намокшие пряди.

— Кто здесь? — Я чувствовала, в темноте, есть кто-то еще. Казалось, что темнее уж быть не может, но… Я кожей своей ощущала, как воздух загустел. Дышать с каждым вдохом становилось все тяжелее. Но тут внимание переключилось на другой фактор — кто-то скользящим движением коснулся моей щеки. Я так и шарахнулась в сторону. Кто-то коснулся меня самыми кончиками пальцев, едва-едва. Но этого хватило, что бы сердце ухнуло вниз.

Ответом мне был многоголосый смех. Он раздавался одновременно со всех сторон. Я закричала, в ужасе зажимая уши ладонями. Но этот смех звучал и у меня в голове.

— Хватит, пожалуйста! — Взмолилась я, стоя на коленях. Но смех не прекращался. — Прошу, не надо… Пожалуйста...

Я склонилась, прижимаясь лбом к полу, хватаясь за волосы. Опрокинулась на бок, прячась в позе эмбриона. Но эта пытка продолжалась. Оглушительный смех одновременно тысячи созданий. И детский и взрослый, и кашляющий старческий. И мужской и женский. И веселый, и насмешливый, и пугающе-злой. Это было невыносимо. Я снова потеряла счет времени, просто лежала на полу, и ревела, моля о том, что это прекратилось. Казалось, вот еще мгновение, и я сойду с ума.

Но внезапно снова пришла тишина, звенящая в ушах, но тишина. Отдышавшись, я постаралась успокоиться. С ужасом осознала, что все это происходит ради одного — сломить меня, убить мой разум. А еще то, что я здесь даже не просто пленник. Здесь я вообще не имела никаких прав, а уж тем более задавать вопросы. Это понимание пришло из неоткуда, будто бы отгадку кто-то шепнул мне в мысли, намекая на то, что нужно молчать. Не знаю кому, но я кивнула, давая понять, что приняла урок.

«Поднимись!» — Шепнуло мне мое сознание. Это снова была не моя мысль. Чужая, извне. Но я не посмела ослушаться.

Дрожа всем телом, скованная ужасом и страхом, но все же я нашла в себе силы, сперва, встав на четвереньки, потом на колени, а затем уже и в полный рост.

Я прикусила губу, стараясь подавить рвущиеся слезы. Больно впилась ногтями в ладони. Тот, кто находился сейчас здесь, явно прекрасно видел меня. Я ощущала на себе его цепкий взгляд, который касался моего обнаженного тела. Это было невероятно в этой кромешной тьме, но это было так. Чья-то рука легла мне на плечо.

Я еле сдерживалась, что бы не заскулить от страха. А рука, касавшаяся моего плеча, теплая и мягкая, но одновременно пугающая, начала свое исследование. Медленно поднялась от плеча к шее, пальцы коснулись скул, очертили линию подбородка, прикоснулись к губам. Это могло бы показаться нежным прикосновением, изучающим и ласковым, но я испытывала лишь страх. В течение всей жизни ни один человек не прикасался ко мне так.

Я почувствовала, как воздух вокруг меня шевельнулся, а уже в следующий миг меня коснулась еще одна рука. Теперь уже сзади, легла между лопатками и заскользила вниз по позвоночнику. Одновременно с этим я продолжала ощущать руку на своем лице. Это было невероятно для одного человека, и я поняла, что нас здесь вовсе не двое.

Я молча стояла на месте, боясь шевельнуться. Молясь в очередной раз о том, чтобы все это оказалось кошмарным сном. Но вместо того, что бы проснуться, ощутила на своем теле третью руку. Это было так неожиданно, что я шарахнулась в сторону. Но это было ошибкой. В темноте я наткнулась на чье-то тело, стоявшее рядом. Тотчас меня схватили, прижав к себе. Кожа этого неведомого существа была холодной. Одежды на нем не было.

Я закричала, вырываясь, где-то в глубине подсознания понимая, что это бесполезно, но не в силах стоять на месте бездействуя. Но попытки вырваться ни к чему не привели. О, напротив, я ощутила, как меня сжимают в стальных объятиях еще сильнее, до болезненного хруста в боках. Так, что дыхание перехватило, и я уже не кричала, а хрипела. Когда сил вырываться уже не оставалось, я ощутила прикосновение еще одной пары рук, которые заскользили снизу вверх по правой ноге. И еще одна пара рук по левой. Одновременно добавились еще несколько и начали блуждать по моему телу, касаясь во всех местах одновременно, нигде не останавливаясь.

Я снова визжала, кричала, вырывалась, что было сил. Кусалась, царапалась. Молила отпустить меня, прекратить. Но все было тщетно. Они продолжали исследовать мое тело, касаясь меня везде, даже там, где мне самой бывало стыдно.

Казалось, что вот снова, сейчас я сойду с ума. Какое-то дикое оцепенение начало одолевать меня, наваливаться дикой тяжестью.

И тут-то все прекратилось. Я опять осталась одна в этой темноте.

Забившись в угол, я тяжело дышала, пытаясь успокоиться после произошедшего.

И снова, спустя какое-то время окунулась в беспамятство, в пустой сон.

***

На этот раз я проснулась от того, что на меня кто-то смотрел. С трудом разлепив глаза, опухшие от слез, я тут же зажмурилась, потому как резкий свет ударил по глазам. Холодный и синий, льющийся откуда-то сверху. Когда я все же привыкла, то увидела, что в центре камеры стоит мужчина. Руки его были скрещены на груди, но в остальном его поза была весьма расслабленной. От него веяло мощью и силой, зловещая энергия заполняла все пространство вокруг. «Он правит здесь...» Это осознание камнем осело где-то в душе, отзываясь тупой болью в моем воспаленном разуме. «Мне никогда не выбраться отсюда».

Но я продолжала смотреть на него, изучая.

Высокий мужчина, лет двадцати семи, тридцати. На красивом лице застыла презрительная маска. Длинные черные волосы, спускающиеся до пояса. Торс его был обнажен, а строение мощного тела внушило бы мне благоговейный трепет, если бы я забыла, где нахожусь. Кожаные штаны обтягивали мощные мускулистые ноги. Он был босым. Белая кожа, отливала сейчас синевой, из-за странного освещения.

— Вставай. — Приказал он. И я смогла убедиться, что тот голос, услышанный еще в церемониальном зале, все же принадлежал ему. А в следующий миг я заглянула в его глаза, невыносимо синие, цвета ночного неба. Они блестели тысячами звезд. Но вот стальной взгляд пронизывал своим холодом. Пугал, отталкивал. Хотя в то же время невозможно было оторваться. Как зачарованная, я поднялась с пола, забыв, что обнажена. Этот взгляд завораживал и притягивал.

С глупой улыбкой на губах я сделала первый шаг. И тут заметила промелькнувшее в его взгляде разочарование.

Что же это? Я сама иду к нему? К этому монстру. Я сделала шаг назад.

Теперь в глазах его мелькнуло удивление, а губы тронула еле заметная усмешка. Он что, играет со мной? Испытывает на мне свои силы? Насколько я поддаюсь его чарам?

— Совершенно верно, смертная. — Он заговорил, а я снова шагнула назад, прижимаясь спиной к стене, стараясь оказаться как можно дальше. Он читал мои мысли. — Ты теперь мое главное развлечение, и было бы обидно, если бы оказалось, что я ошибся в своем выборе. Не хочу, что бы ты была смирной, это скучно.

«Что? Развлечение?» Я не верила услышанному, вернее не хотела верить. Однако понимание тяжелым грузом наваливалось на душу.

Я хотела кричать о том, что я Человек, что у меня есть душа, что я свободна от рождения, и если уж я решилась сделать этот шаг, то хотя бы после смерти заслуживаю покоя.

Всхлипывая, я начала дрожать. Удерживаясь за стену, я осела на пол.

— Встань. — Все тем же спокойным голосом сказал мужчина.

Я с ненавистью уставилась на него, сидя на полу, вкладывая в этот взгляд все те чувства, что испытывала сейчас.

— Мне бы не хотелось повторять приказы несколько раз. А если что-то не нравится мне, то это еще больше потом не понравится тебе. — Многозначительно пообещал он.

Я все же постаралась совладать с собой и нашла силы подняться, хотя по прежнему дрожала от страха и холода...

— Подойди. — Приказал он.

Но я оставалась на месте, не сделав и полшага. Скованная собственным телом, которое поддалось ужасу, я продолжала трястись, ненавидя это место, этого мужчину и всю свою жизнь.

А еще смертельно устала. Эта усталость навалилась на меня невероятной силой. Я боялась и одновременно сумасшедше посмеивалась над собственной беспомощностью.

Вспоминая, как совсем недавно, входя в ритуальный зал, представляла, что буду вести себя достойно, я поняла насколько это было смешно. Я не смогу сделать и шага с этого места. Если только меня поволокут за волосы.

В самый последний миг я уловила краем глаза какое-то движение. Но не успела повернуть голову, как на спину опустился удар. Обжигающий кнут хлестнул по боку и коснулся спины, наверняка оставив красную полосу. Я дернулась вперед и вскрикнула.

— Я предупреждал.

Я снова зло посмотрела на него, мутными от слез глазами.

До сих пор мне все казалось глупым сном. Невероятной фантазией какого-то сумасшедшего. Но теперь до меня таки начало доходить, что все это происходит взаправду. И мне стало еще страшнее. Хотя казалось куда уж больше.

Я подошла к нему и встала напротив, уперевшись взглядом в его грудь. Ростом я как раз была ему до подбородка, даже наверное чуть ниже.

— Так лучше.

Меня безумно бесило то, с каким спокойствием он произносил это. Будто бы мы сидим в гостиной за чашечкой кофе. И в то же время, я тряслась от страха, чуть ли не клацая зубами.

— У тебя есть вопросы? — Невероятно вежливо для царившей атмосферы поинтересовался он.

Я задумалась. Да, у меня были вопросы. И в немалом количестве. Проглотив застрявший в горле ком, я решила начать с малого.

— Зачем все это? Нас было тринадцать, но забрали лишь меня, держали в этой камере. Что будет теперь? — Голос мой дрожал, но в мыслях все звучало довольно четко. Спина ныла тупой болью, но что я могла с этим сделать, оставалось лишь терпеть.

— На это, пожалуй, отвечу. Живя столько, сколько уже живу я, со временем начинаешь скучать, а потому в разных мирах у меня есть своеобразные зверинцы, где живут такие как ты. — Я вздрогнула, будто он хлестнул кнутом еще раз. Его заявление поразило меня, разрушив последние иллюзии. — И раз в пару сотен лет, я навещаю некоторые из них, где отбираю самых интересных особей. Выбираю, что бы поиграть с чистыми душами и вкусить забытых ощущений.

И все же это была правда, я здесь в качестве развлечения. Злость снова начала вскипать во мне. Так вот чего он хочет, ощущений, эмоций? Старый демон засиделся и заскучал, потому хочет поиграться с человечкой. Что за варварство. И почему именно я? Чем заслужила этот ад? Хотя о чем же я, ведь на тот момент, когда я ступала на алтарь, у меня не было выбора. Я делала это во благо… А что оказалось? Великая цель оказалась не такой уж и великой. Хотя быть может это сохранит мой мир.

Внезапно демон рассмеялся.

— Открой глаза, смертная. Все ваши молитвы не стоят и гроша. А те монстры, которых так боится твой народ, плод вашей же плоской фантазии.

Я сжала зубы, не желая верить в то, что говорил этот демон. Ведь получается, что тогда все те девушки умерли напрасно, и эта жертва, приносимая каждые 200 лет, тоже впустую? Игры скучающих демонов. Ну что же. Рано или поздно я все равно умру, а до того момента постараюсь вести себя достойно. Я выпрямила спину, заставляя себя прекратить дрожать.

— Мне нравится твой настрой. — Он взял меня за подбородок, заставляя поднять голову и встретить его взгляд.

Я заглянула ему в глаза, как он того хотел. Получать новый урок за непослушание не было никакого желания. А он… я не верила в то, что видела. Он улыбался. Насмешливо, с осознанием своего превосходства. Не выдержав, я дернулась, делая шаг назад. Удара не последовало. Что же делать теперь?

«Бежать или ждать смерти...» Это была моя собственная мысль и это пугало.

— Ты не сбежишь отсюда. Здесь мои владения, мой мир. И стоит тебе оказаться за пределами моего чертога, как тебя прикончит первый встречный.

Он смотрел на меня, оглядывая с головы до ног. Таким взглядом, каким иногда смотрели конюхи на молоденьких служанок.

Я тотчас вспомнила о своей наготе и попыталась прикрыться руками. Смущение тронуло мое сознание, а щеки предательски запылали.

Он заулыбался еще шире. Затем шагнул ко мне и взял за руку. Я сделала шаг назад, уперевшись спиной в стену, ощутив в тот же миг, как холодный камень коснулся места удара. Это заставило стиснуть зубы, что бы вытерпеть боль.

Он шагнул вперед, прижимаясь к моему обнаженному телу своим. Я лишь всхлипнула, обреченно осознавая, что не способна сопротивляться. К тому же он весьма крепко держал меня за руку, причиняя вместе с тем неслабую боль. И это внезапно озаботило меня куда больше, чем обжигающее ощущение, когда его обнаженное тело коснулось моей замерзшей кожи. Еще чуть-чуть и, казалось, затрещат мои кости, ломаемые под натиском его сильных пальцев.

— Ох, прошу прощения. — Презрительно прошипел он. Но хватка все же ослабилась.

А в следующий момент мой взор озарила вспышка.

Проморгавшись, я осмотрелась. Мы были в просторной комнате, где снова не было ни дверей ни окон. Но хотя бы не темница. Огромная кровать у одной стены, столик с парой стульев у другой, огромное зеркало над ним, шкаф. На полу и стенах — мягкие ковры.

А его уже не было рядом.

Я бессильно плюхнулась на пол, на мягкий пушистый ковер. Спрятав лицо в ладонях я снова заплакала. Все потрясение прошедших часов снова ударило по мне.

Страх, осознание собственной беспомощности и неминуемой смерти — все это сковывало и душило. Но перед этим мне еще придется помучиться, побыть игрушкой в руках этого неведомого демона, которому поклоняются жители мира, в котором я родилась. Они ведь даже не догадываются, что являются обычным зверинцем в руках извращенца. Еще некоторое время назад я сочувствовала тем, кого убили на моих глазах. Но теперь с ужасом осознавала, что мне возможно предстоит что-то намного хуже. А то, что я не знала, чего ждать пугало еще сильнее.

Уставшая от слез, замерзшая, я нашла в себе силы подойти к кровати. Забравшись под теплое одеяло, укрывшись с головой и свернувшись клубком, я провалилась в сон.

* * *

Не открывая глаз, я прислушивалась к собственным ощущениям. Ныло запястье, спину жгло. Но я по-прежнему была в мягкой постели в окружении одеяла и подушек. Я закопалась поглубже в тепло пуха и перьев и посильнее зажмурилась.

«Пусть это все окажется сном. Пожалуйста… пожалуйста...» — Повторяла я в мыслях. Но боль в теле не давала забыть, где я нахожусь.

А в следующий миг ко мне пришло понимание, что я снова не одна. Кто-то еще был здесь. И судя по той давящей и угнетающей энергетике, которая заполняла комнату, это был мой недавний знакомый. Мой тюремщик. Главный среди всех этих выродков.

— Поосторожнее с эпитетами, смертная, сейчас я не в том настроении, что бы выслушивать это. — Рыкнул он.

«Нечего читать мои мысли». — Мстительно подумала я в ответ. Сама же услышала смех. Искренний мужской смех.

— А ты, как я погляжу, еще не до конца сломлена страхом и еще находишь в себе силы? — Кровать слегка просела под его весом. — Вылезай.

И он потянул одеяло вниз. Я изо всех сил вцепилась в его край, но эту схватку мне было не выиграть.

Я села на кровати, пытаясь прикрыться подушкой. Взъерошенная, наверное напоминала сейчас затравленного зверя.

А он снова улыбался, глядя на меня. Сейчас, когда комнату освещал обычный дневной свет, я смогла разглядеть его получше. Он и вправду был безумно красив. Я не смогла отвести взора от его улыбающегося лица. А он продолжал внимательно смотреть на меня, видимо вчитываясь в мои мысли.

Как же это было глупо и унизительно. Ведь я его игрушка, я должна ненавидеть его за то, что он делает, а сама сижу и восхищаюсь его красотой.

— О, не волнуйся, моя маленькая, это не страшно. Ты можешь разглядывать меня сколько твоей душе угодно. — Сказал он еле слышно. Звучание его бархатного голоса, вперемешку с неземной красотой, делали его похожим на ангела, а не на демона.

Медленно он начала приближаться ко мне, что казалось полным безумием. Глаза его светились холодной синевой, а на губах играла все та же насмешливая улыбка. А я, все еще напуганная и сонная, пыталась справиться с наваждением. Я с трудом подавляла желание протянуть руку и коснуться этого идеально лица. Глаза его приковывали меня своим синим очарованием и я готова была раствориться в них, утонуть, отдать всю душу без остатка.

Так, стоп. Что я такое делаю? О чем вообще думаю? Я отпрянула назад, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке и по телу промчалось стадо мурашек.

А мой тюремщик весело рассмеялся и отвел взгляд.

— Да, я не ошибся с тобой, маленькая человечка. — Я смутилась его тону. Вообще его фамильярное обращение выбивало меня из колеи. — Любая смертная уже таяла бы под моим взглядом и молила бы сделать своей, а ты находишь в себе силы сопротивляться, даже после той встряски, что устроили тебе мои слуги.

Да он ведь просто издевался надо мной, испытывал. Я порывисто отвернулась, продолжая сжимать подушку, которая еле прикрывала мое тело. Вообще все это весьма смущало меня. То, что я обнаженная нахожусь в чужой постели, а этот демон, или кто он там, так вальяжно развалился рядом. Я продолжала сидеть, глядя в одну точку где-то на стене.

Пленитель шевельнулся и поднялся с постели.

— В шкафу есть одежда. Чуть позже будет ужин. У меня еще есть дела на сегодня, но чуть позже я загляну и тогда решу, что именно хочу с тобой делать. — Теперь голос его звучал уже не весело, а просто холодно и отчужденно. Это было для меня намного лучше. Пусть уж будет тем, кем является на самом деле, чем радушным и веселым хозяином.

На его обращение я не отреагировала никак, даже не шевельнулась, но думаю он и так знал, что я вполне расслышала его слова. Не знаю, сколько я еще сидела так, но мышцы уже затекли, и я пошевелилась. Окинув комнату взглядом, поняла, что уже давно нахожусь здесь одна.

Вот и что мне теперь? Ни окон ни дверей здесь не было, а откуда шел свет было и вовсе неясно, просто было светло, как днем. Я подвинулась на край, спустив ноги на ковер. О побеге можно было и не думать. Помимо того, что предупреждение этого гада могло быть не пустым звоном, так и бежать то было некуда.

В итоге я решила, что сперва нужно все же одеться. Накинув на себя одеяло, а то мало ли кто еще мог появиться здесь, я подошла к шкафу. Открыв легкую резную дверцу, я заглянула внутрь. На вешалках были развешены разные наряды. И причудливые платья, которые вряд ли можно было бы назвать целомудренными, и странные халаты, и даже пара пышных платьев. Внизу были ящики. Заглянув в один из них, я обнаружила странноватое белье. Подумав, что все же что-то лучше чем ничего, выбрала платье попроще, а из ящиков выудила нечто похоже на привычные для меня панталоны.

Но все же одевать все это на себя я не спешила. Безумно хотелось умыться. После той холодной камеры, мне казалось, что я сама вся пропахла сыростью, да и голова чесалась после того, как меня облили холодной водой. Стоило только подумать об этом, как я ощутила движение где-то позади себя. Обернувшись, я со смешанными чувствами наблюдала за тем, как часть ковра распускается по ниткам, образуя проем в стене, который затем превратился во вполне определившийся проход. За ним оказалось просторное светлое помещение. Стены, пол и потолок были из белоснежного мрамора. Я зашла туда, на свой страх и риск, ступив на холодный камень.

По одной стене тянулось зеркало, где я улицезрела свое всклоченное, затравленное отражение. Напротив входа в стене были встроены ниши-полки. Одна была забита на вид пушистыми и мягкими полотенцами, на других же стояли всякие банки-склянки и бутылки. Слева вдоль стены тянулась керамическая бадья. Таких я раньше не видела, но на вид она была весьма удобной для купания. Вот значит как. А откуда воду брать? Подняв голову я обнаружила, что из стены выходит что-то похожее на кран с рычажком, который поднимался вверх-вниз. Все выглядело достаточно обыденно и безобидно. потому я все же решилась использовать появившуюся возможность.

Спустя какое-то время, понадобившееся на то, чтобы разобраться, как все работает, я не без удовольствия залезла в горячую воду. Шипя и ругаясь сквозь зубы, от того, что защипали все ссадины, я окунулась целиком. Затекшие мышцы уставшего тела с удовольствием приняли это наслаждение.

Следующие часа полтора я опробовала содержимое баночек и бутылочек, найдя в них различные масла и мыльные растворы. Отмывшись, я вылезла из воды, как следует просушила полотенцем волосы и оделась.

Заглянув в зеркало, я осталось более-менее довольна собственным отражением. Кожа посвежела, зеленые глаза теперь блестели, пусть и не так ярко, как обычно. Мокрые волосы волнистыми прядями спускались по спине и отливали рыжеватым золотом.

Я осмотрела руку, где все еще оставалась следы от пальцев демона.

Это было только начало, и я в полной мере осознавал этот факт. Малая часть того, что наверняка предстоит мне. Можно было бы покончить со всем этим. Я бросила тоскливый взгляд на керамическую бадью. Утопиться? Нет, я слишком труслива для этого.

Я боялась неизвестности, но все еще надеялась, что быть может он не убьет меня. И не сведет с ума. И не будет избивать, если я буду послушной. Кто знает… Но надежда определенно еще не покинула меня окончательно.

Я вернулась в комнату и тотчас обнаружила, что стол, который был до этого пустым, заставлен едой. Кусочки сыра, хлеб, овощи, ветчина. Кувшин, пара бокалов. Пара?

— Трапеза в одиночестве всегда казалась мне глупостью. — Я вздрогнула и заметила, что демон снова здесь. Сейчас он вальяжно развалился на кровати, откинув руки за голову и закинув ногу на ногу.

Он наблюдал за мной своими синими глазищами и все с той же насмешливой улыбкой, в полной мере осознавая свое превосходство. Я стояла как вкопанная, не зная, что мне делать.

Живот призывно заурчал, подсказывая дальнейшее развитие событий. Не дожидаясь приглашения, я уселась за стол. Ощущая на себе его давящий взгляд, повернулась к нему спиной, что впрочем не улучшило текущего положения. Не знаю, лежал ли он на том же месте или уже стоял за моей спиной, ощущение было, что он вообще кружит вокруг. Его цепкий взгляд изучал меня.

Я же, стараясь не думать ни о чем, сосредоточилась на еде. Потянувшись за куском сыра и хлебом, я с раздражением заметила, что руки у меня трясутся. Ругнувшись себе под нос, я сосредоточилась на этом моменте и постаралась унять дрожь. Выходило не очень хорошо.

Сделав бутерброд, я взяла так же кусочек мяса и попыталась начать есть. Но демон явно глумился надо мной. Я почувствовала легкое касание до своих волос. Резко обернувшись, обнаружила его по-прежнему лежащим на кровати. На мой разъяренный взгляд он ответил лишь легким удивлением. С раздражением я снова отвернулась.

Но стоило мне снова взяться за бутерброд, как я ощутила еще одно прикосновение. Теперь уже к лицу.

Я озлобленно швырнула бутерброд обратно на тарелку. Оборачиваться не было смысла. Это был он, я точно знала это, или же он сам внушил мне эту мысль. Это была игра. И в роли игрушки выступало мое терпение, а так же выдержка и самообладание.

Я посмотрела на кувшин. Взяв его в руки, которые по-прежнему немилосердно дрожали, игнорируя мои попытки успокоиться, я налила содержимое в один из бокалов. Это оказалось вино, с душистым, чуть сладковатым запахом. Я не пила его раньше, учителя нам запрещали, а когда был шанс попробовать, я почему то всегда отказывалась. А вот сейчас наверное было самое время. Первые глотки дались более-менее удачно, вкус был кисловато-сладкий. Но вот допив залпом до конца, я зашлась в сухом кашле. Напиток обжигал горло. Вроде про такое говорят — слишком крепкое.

Я услышала, как он хмыкнул. Сжала зубы и постаралась перестать кашлять. Но он снова решил продолжить свое издевательство. Я ощутила, как кто-то на долю секунды сжал мою грудь.

О, это было уже из ряда вон выходящим. Я подскочила с места, опрокидывая стул и резко повернулась к нему лицом. Уже готовая выдать гневную тираду, я никак не ожидала, что он стоит прямо за мной. Я почти что уперлась ему в грудь носом. Шарахнувшись назад, оперлась руками о стол, сжав столешницу пальцами. Я отвернулась, не находя в себе сил взглянуть на него, только глубоко задышала, стараясь не поддаваться панике и испугу.

Тюремщик же медленно наклонился, поднял стул и поставил его на место, развернув спинкой к столу. Сам же сел на него, будто на коня, и снова уставился на меня, немигающим взором, подперев голову и с таким выражением лица, будто ему смертельно скучно здесь. Хотя в глазах его плясали чертенята. Он насмехался надо мной, издевался, испытывал.

Я села на свободный стул и снова потянулась за вином. Терпкий напиток грел кровь и успокаивал нервы, да и я не могла просто сидеть, ничего не делая. Нужно было хоть как-то снять напряжение. Осушив второй бокал, я хотела наполнить еще один. Но руки мои дрожали теперь еще сильнее, так что я лишь расплескала вино и, в итоге, устало поставила кувшин и бокал на стол.

Я понимала всю тщетность того, что могла бы сейчас сказать. Ведь он не прекратит, пока не сочтет нужным. Да собственно что он делает, просто сидит напротив и смотрит.

Я откинулась на спинку стула и взглянула на него. Он продолжал улыбаться.

Он. А ведь я даже не знаю его имени.

Он снова читал мои мысли и стоило мне лишь подумать, как лицо его озарилось еще более широкой улыбкой.

— Можешь звать меня Самаэлем. — Ответил он на мой мысленный вопрос.

Я встрепенулась. Самаэль. В той литературе, что я читала, и религии, которую нам преподавали, говорилось о том, что демон, носивший это имя был Ангелом Смерти, Хранителем Пятого Неба, Правителем мира Махон. Место, куда приводили грешников. Фактически это место было Адом, где души грешников придавались вечным мучениям за свои злодеяния.

— Умница. — Мурлыкал он мне в ответ. Так что же, я не ошиблась? Это был именно он? Тот, в чьи лапы меня отдали, был одним из Высших демонов, властителем Ада. — Отчасти ты права. В мире где ты родилась, меня считают именно им. Хотя в других мирах меня награждают и другими именами.

Он продолжал сидеть напротив, буравя меня глазами, по-кошачьи щурясь и получая явное наслаждение от того, что я находилась в смятении.

Страх? Нет, страшно уже не было. Возможно вино, которое я выпила, помогало, а может и он, Самаэль, в очередной раз испытывал на мне свои чары. Что бы там ни было, но я расслаблялась. Услышав снова урчание собственного желудка, я все же взяла бутерброд и начала жевать его, особо не чувствуя вкуса.

Самаэль наблюдал за мной.

Закончив с бутербродом, я поняла, что в меня не влезет больше ни кусочка, под пристальным взглядом демона, несмотря на то, что голод я ощущала, как и прежде. Теперь я просто сидела, ожидая того, что будет дальше. Самаэль по всей видимости тоже никуда не торопился, упиваясь моей беспомощностью в сложившейся ситуации. Я еще раз мельком взглянула на него. Он неотрывно смотрел на меня. Это начинало нервировать. Я снова отвернулась и начала считать в мыслях. Этот способ нередко помогал мне успокоиться. Нет уж, больше не сорвусь. Пусть он чувствует мое напряжение, но я не буду устраивать истерик. Пусть делает, что хочет.

Он снова хмыкнул.

Я успела досчитать до двухсот, когда его вопрос заставил меня вздрогнуть своей неожиданностью.

— Я назвал свое имя, а вот ты — нет.

Да он что, издевается? Будто бы без меня не знает моего имени. Будто бы не мог прочесть его до сих пор в моих мыслях.

— Лилиана. — Все же ответила я и тут же ощутила, как на шее затягивается невидимый ошейник. Я схватилась руками за горло, но там ничего не было. Я продолжала задыхаться, с усилием втягивая воздух. Самаэль же продолжал сидеть напротив, излучая спокойствие.

— Молодец. — Услышала я его голос и тотчас пытка прекратилась. Я смогла дышать спокойно, хотя продолжала судорожно ощупывать свою шею, не понимая, что же это было. — Только что ты добровольно отдала мне свою душу и теперь помимо прочего, я смогу терзать и ее после смерти твоей оболочки.

Он вдруг оказался совсем близко, что заставило меня вжаться в спинку стула. Руками он уперся в стену позади, а лицо медленно приближал ко мне.

Я замерла и, казалось, даже забыла, как дышать. Я не могла разорвать зрительный контакт, который он установил со мной, как бы ни пыталась. Но уже в следующий миг он отстранился и расхохотался.

— Что веселого ты находишь в этом? — Не выдержала я. Холод продолжал шевелить волосы на затылке, а мурашки табунами носились по коже.

Самаэль же видимо решил, что удостаивать меня ответом не обязательно. Насмеявшись, вновь повернулся ко мне. Глаза его издевательски сияли.

— Сегодня состоится бал в честь моего возвращения. — Заговорил он вновь, как ни в чем не бывало. Видимо я все же не получу более никаких пояснений. — И на нем я покажу тебя моим подданным.

Сначала я думала, что ослышалась. Бал? Какой еще бал? Но мысль о том, что я являюсь лишь игрушкой, быстро вернула меня на место. Ну как же, он просто хочет похвастаться мной, новой куклой в своих руках.

— Будь готова через час. Здесь, — он обвел комнату взглядом, — найдешь все необходимое. И постарайся не разочаровать меня, маленькая смертная.

Последние слова он прошипел мне в самое ухо, невероятным образом вновь в один миг оказавшись рядом. А после, снова внезапно, исчез.

Я растерянно продолжала смотреть в то место, где он только что стоял. Ни разу в своей жизни я не была на балах. А здесь, в этом неизвестном и жутком нечеловеческом мире эта новость казалась мне и вовсе чем-то необыкновенным. И что он имел в виду под словом «готова»? Будто у меня есть выбор идти или не идти. Или же он надеется, что я буду прихорашиваться, что бы произвести впечатление на его слуг? Вот уж дудки.

Взгляд мой снова упал на кувшин с вином и с тоской я подумала, что быть может стоит напиться. Но эта мысль быстро была отвергнута. Здесь и так ко мне все будут относиться презрительно, так зачем давать лишний повод для насмешек и издевательств. Все равно я ничего не выиграю, если буду пьяна.

Я поднялась с места и начала мерить комнату шагами. Я была в тупике, не знала, что делать дальше. Судьба сделала мне весьма странный подарок. Я готовилась умереть, когда мне исполнится 20. Но вот я здесь, живая и почти что невредимая. Немного сведенная с ума и побитая, но все же, как ни крути, живая. И я не знала, как быть дальше.

Со слабой надеждой я принялась искать выход из комнаты, но вокруг были лишь глухие стены. Обреченно, я уселась на пол посреди комнаты. Видимо прошел уже час, потому как Самаэль вновь появился, как всегда нежданно-негаданно. За это время, все же поддавшись соблазнам, я изрядно опустошила кувшин с вином. Напиток расслабил и немного успокоил мои нервы. Ощутив, что уже немного захмелела, я отставила кувшин в сторону и ожидала теперь Самаэля, облокотившись спиной на кровать..

Когда он явился, облик его приковал к себе мой взгляд.

Черные перепончатые крылья были сложены за спиной и чем то напоминали плащ. Голову венчали два демонических рога. За спиной маячил мощный змеиный хвост. Он стал еще выше и шире в плечах, что казалось вовсе невероятным. Теперь росту в нем было больше двух метров. Невольно я подумала, что, наверное, он сможет сломать меня пополам голыми руками, не прикладывая особых усилий. Черты красивого лица заострились и приобрели еще более хищное выражение. Белая рубашка, расшитая золотыми нитями, удачно оттеняла кожу. Все те же кожаные штаны в обтяжку, но теперь он был не босым. Высокие ботфорты невероятных размеров завершали его наряд. Демон видимо почуял что-то, потому как едва появившись, присел передо мной на корточки и склонил голову влево, глядя на меня в упор.

— От тебя вином разит. — Заявил он, отношение его к этому было непонятно, потому как голос был ровным, а лицо ничего не выражало. Я лишь скривилась в ответ. Страх сейчас отступал куда-то на десятый план, уступая место дикой, отчасти непонятной мне самой, веселости. — И ты видимо решила заявиться к гостям прямо так, в этом бесформенном мешке?

Он обвел меня хмурым взором.

— Впрочем, — улыбнулся он, — какая разница. Все же ты не гость, а простая смертная, все равно, что вещь.

Как же он смаковал эти слова. Самовлюбленный кретин! Он даже за человека меня не держит.

Брови его тотчас взметнулись вверх, а я, уже в который раз за прошедшее время, мысленно прокляла себя. Ну как же я постоянно забываю, что он безвылазно сидит в моей глупой голове?

— Твои мысли меня забавляют, смертная, но ты должна проявлять уважение. Иначе мне придется учить тебя ему. А если не поможет и это, то я сломаю тебя, куколка. — Прошипел Самаэль.

Я отчаянно боролась со своими мыслями, надеясь не вызывать в очередной раз его гнев. Нелестные эпитеты так и крутились в моей голове. Все мое существо протестовало против подчинения. Раньше, пусть я и была заложницей обстоятельств, но по крайней мере мой разум принадлежал только мне. Я была свободна в своих мыслях и фантазиях, теперь же у меня было отнято даже это. Ненависть к этому существу, сидящему сейчас передо мной, достигала уже невообразимых высот и я ничего не могла с этим поделать.

Однако, уже в следующую минуту я отдалась волнам алкоголя, и какая-то непонятная веселость снова просыпалась в моем воспаленном разуме. Глядя в синие глаза этого монстра, я думала о том, что он, конечно, может сломать меня голыми руками, но вот дух мой он не сломит. Это вызвало невольную кривоватую улыбку. «Да,»-решила я, — «Пусть делает что хочет, он всего лишь демон. Обманщик и искуситель»… Я отвернулась, не желая больше смотреть ему в глаза. Он хочет играть со мной, но я не буду просто так подчиняться, не буду поддаваться провокациям. Эта уверенность подбадривала меня и в какой-то мере веселила. Веселила тем, что это было на самом деле смешно. Обычная человеческая девушка не желает подчиняться Правителю Махона. А вот Самаэль не был рад моим мыслям по всей видимости. На какой-то миг лицо его стало серьезным, но весьма быстро демон расслабился. Губы его снова растянулись в улыбке.

— Вот значит как? — Мурлыча заговорил он, вновь оказавшись совсем рядом со мной. — Затеяла игру? Ну что же, будь осторожна, куклы, которые не знают меры или, напротив, становятся мне не интересны, быстро ломаются под моими пальцами. И за любую оплошность или неповиновение ты будешь наказана… Так что жду с нетерпением...

Он прикусил меня за ухо, от чего волна дрожи прошла по телу, в миг смывая с меня все веселье. Уверенность таяла под натиском этого выродка.

Я вновь услышала его смех в ответ на мои мысли.

Он взял меня за руку и потянул за собой, поднимаясь. Мне пришлось последовать за ним. — Пора на бал, куколка, постарайся не сломаться быстро. Ведь мне тогда придется искать новую, а ты ведь так гуманна, что не захочешь раньше времени подвергать другого человека мучениям. Я напряглась от его слов. Конечно, чем дольше жива я, тем дольше занято место его игрушки, тем меньше девушек попадет в его лапы. Напоследок смогу хоть кому-то продлить жизнь… Демон глухо смеялся. А уже в следующий миг мы исчезли во вспышке света. К чему каждый раз это представление, ведь сам он появляется без всяких эффектов...


Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
2241481

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Олеся
Олеся
Алёна
7 лет
Саратов

Наконец начала читать!) Интересненько! Хотя жанр для меня непривычный...)) Ты молодец, искренне желаю успехов тебе и скорейшей публикации!)) Не сочти за грубость, но обрати внимание на орфографию, есть ошибки.

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Да какая грубость! Я уже столько перепроверяла… Будет здорово, если ты укажешь, где))
Пожаловаться
Олеся
Олеся
Алёна
7 лет
Саратов

«Я снова потеряла счет времени… моля о том, что это прекратилось. » Частичка бы просится сюда!) А ошибки не найду уже..((

Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
Саш, ты в самиздат кинь еще твое произведение. Если будет все гуд — там печатные агентства подбирают новых авторов. Может и напечатаешься) Пишешь интересно
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Там есть))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
И предложения поступали, но я как истинно лениваязадница не могу дописать
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
так поднимай свою ленивую задницу и дописывай! А лучше заключи контракт — сразу стимул будет))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Дааа, было б так просто))
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
а что) У меня знакомый автор (не лично знакомый, а по инэту)) полтора года писала свою книжку) А как заключила с издательством контракт — за 2 месяца дописала и в редактуру сдала)) Сейчас вторую книжку пишет уже — продолжение)
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Да не, я к тому, что контракт то тоже с кем попало не заключат
Пожаловаться
Ольга
Ольга
Владислава
10 лет
Михаил
14 лет
Санкт-Петербург
ну да. Но все равно, раз предлагали уже)
Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково

Саша, скажи мне вот что, какое время ты описываешь? Насколько оно современно. Обычно, фэнтази предполагает дохристианскую эпоху. Если так, то есть некоторые фактологические ошибки.

Вот здесь, мне показалось перепутаны следствия: "Видимо прошел уже час, потому как Самаэль вновь появился, как всегда нежданно-негаданно. За это время, все же поддавшись соблазнам, я изрядно опустошила кувшин с вином. Напиток расслабил и немного успокоил мои нервы. Ощутив, что уже немного захмелела, я отставила кувшин в сторону и ожидала теперь Самаэля, облокотившись спиной на кровать..."

Извини, профессиональное.

Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Ну по поводу эпохи, так тут дело и вовсе спорное, ибо здесь действие совсем не в нашем мире идет, потому я допускаю всяки души-вентили))

Про второй момент поняла, исправлю! Спасибо!))

И какие извини???

Пожаловаться
SoVa
SoVa
Щелково

)) тогда нет вопросов. Пожалуйста!




Пожаловаться
Юлия
Юлия
Дмитрий
7 лет
Калининград
Никогда не читала подобное.Оказывается интересно)))
Пожаловаться
Анна Мартин
Анна Мартин
Максюша
10 лет
Санкт-Петербург

пиши быстрее))

Пожаловаться
kykyzuka
kykyzuka
Александр
6 лет
Москва
Дальше!!!)))
Пожаловаться
Агнеша
Агнеша
средняя
16 лет
меньшая
10 лет
Меньшая
4 года
А можно в подруги чтш б почитать рассказ
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Добавила)
Пожаловаться
Юлия
Юлия
Митюшка
9 лет
Москва
А это откуда такой отрывочек?
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Мое) пред пост-начало
Пожаловаться
Юлия
Юлия
Митюшка
9 лет
Москва
Интересненько:))))
Пожаловаться
Laverel
Laverel
Санкт-Петербург
Надеюсь и дальше интерес не пропадет)
Пожаловаться
Юлия
Юлия
Митюшка
9 лет
Москва
Добавьте плиз меня. А то я с телефона, и я буду читать:))))