Опубликовано 2013/06/13

Почему-то не позволяет разместить ответ. Возможно, комментарии заблокированы.Содержание вопроса здесь: https://klubkom.net/posts/1843

ОТВЕТ:

Давайте определимся с понятиями угрозы прерывания беременности и угрозы преждевременных родов, а не преждевременной угрозе прерывания беременности (или одно, или другое, но не два вместе).

Угрозу прерывания беременности (или угрозу выкидыша) обычно ставят до 20 недель. После 20 недель ставят угрозу преждевременных родов. Для каждого состояния есть четкие критерии постановки диагноза. «Гипертонус» по УЗИ или во время осмотра врачом в эти критерии не входит (https://lib.komarovskiy.net/o-gipertonuse-matki.html). Ноющие боли внизу живота есть почти у всех беременных, следят за характером и интенсивностью болей. Важно понимать, что внизу живота есть еще мочевой пузырь и кишечник, связки и мышцы. Связочная боль возникает обычно с 16 недель.

В современном акушерстве существует только ОДИН критерий постановки угрозы (высокого риска) преждевременных родов: укорочение шейки матки. Существует только ДВА критерия постановки диагноза преждевременных родов: сокращения матки (схватки) должны быть определенной частоты и силы, укорочение шейки матки и ее раскрытие. Укорочение шейки матки может наблюдаться задолго до родов, особенно из-за шеечной функциональной недостаточности, поэтому женщины, у которых шейка матки короче 2.5 см находятся в группе риска по развитию преждевременных родов.

Помимо этих диагностических критериев учитываются факторы риска по развитию преждевременных родов, по наличию которых угрозу преждевременных родов все же не ставят. Это просто факторы риска, и их очень много.

Однако, если быть более точным, то даже понятия «угрозы» в современном акушерстве нет( в английском варианте даже нет такого диагноза «угроза прерывания или родов», но ведь наши женщины и врачи этого не поймут...). Есть высокая или низкая степень риска, но не угроза. Потому что, что на самом деле мы понимаем под словом «угроза»?

Если подходить ко всему со страхом угрозы, то ее можно «лепить» где угодно. Вы садитесь в автомобиль и автоматически создаете угрозу попадания в ДТП, даже со смертельным исходом. Вы жарите котлеты на ужин или варите пельмени, и это угрожает вам возникновением ожога. Вы решили принять душ или ванну, и тут же подвергаетесь угрозе поскользнуться на мокром мыле, упасть и травмировать себя. Вы зашли в людный супермаркет – вот вам угроза стать жертвой террористического акта, разве нет? Вы вышли замуж и у вас тут же появляется угроза развода, особенно когда вы беременеете и концентрируете внимание только на себе, не подпуская мужа близко. Вы решили зачать ребенка и… появилась угроза для всего мира, что вы родите будущего диктатора-самодура-убийцу… И т.д. Жизнь всегда сопровождается угрозой смерти – с момента зачатия. Поэтому, если во всем видеть только угрозы, то лучше не рождаться, не жить, не беременеть, не рожать. Разве это правильный подход к оценке ситуации? Конечно же, нет.

Так почему же наши врачи видят в каждой беременности вечно какую-то угрозу и так усердно лечат, будто не беременность спасают, а стараются женщину избавить от этой угрозы и самой беременности? А почему тогда заграницей никто не страдает «угрозами», никто не ведет беременность так агрессивно, никто не назначает гору лекарств, и у заграничных женщин показатели вынашивания самые высокие, а уровни осложнений беременности и родов – самые низкие (мы не берем во внимание жительниц Африки, но и у них угрозами никто не страдает)? Где же логика? Вы ее видите?

Таким образом, до того как поставить в вашем случае угрозу преждевременных родов, вам должны были провести УЗИ и определить длину шейки матки. Если это не проводили, возникает вопрос: на каком основании поставлена угроза преждевременных родов? По каким критериям? Если проводили и шейка матки в норме, то вопрос тот же: почему угроза? Если шейка матки меньше 25 мм, нужно знать, является ли такой показатель вашей физиологической особенностью или есть повод для обследования. Обычно проводят повторное УЗИ через 1 неделю, также изучают анатомию плода, уточняют факторы риска. Госпитализация оправдана при значительном укорочении и раскрытии шейки матки. Наложение шва на шейку матки после 20 недель обычно не проводят, за исключением редких случаев.

Теперь обсудим назначенное лечение. Вибуркол я тоже не считаю лекарством. Я вообще не понимаю, каким образом этот препарат попал в постсоветское акушерство. Папаверин в силу своей неэффективности в зарубежной медицине не используется уже минимум 50 лет не только в виде свечей, но даже в виде инъекций. Я тоже не понимаю, почему он до сих пор применяется нашими врачами.

Магне-В6 – это тоже очередная пустышка, и жаль, что этот препарат назначают всем подряд беременным женщинам.

Я не понимаю, зачем вам назначили лекоптин (верапамил). Это сердечно-сосудистый препарат, блокатор медленных кальциевых каналов, имеет свои показания, противопоказания и множество побочных эффектов. Беременным женщинам назначается только по очень строгим показаниям. Если бы у вас были какие-то проблемы со стороны сердца, если бы такой препарат назначал кардиолог, потому что другое лекарство вам не подойдет, то я бы еще поняла это. Но если такой серьезный препарат назначает гинеколог якобы для лечения «угрозы», то у меня нет слов… Морально трудно поверить, что такое вообще может быть в медицине.

Гексопреналин или гинипрал хотя и относится к токолитическим средствам, но тоже имеет свои строгие показания для применения. В современном акушерстве практически не применяется из-за доказанной клинически неэффективности для купирования и предупреждения преждевременных родов, а также наличия большого количества побочных эффектов, которые еще больше осложняют протекание беременности. О токолитической терапии читайте здесь: https://lib.komarovskiy.net/vvvvv.html.

Странно, что вам для спасения беременности еще не назначили прогестерон (дюфастон, утрожестан), магнезию, но-шпу, курантил, актовегин, метилпред, гепарин, аспирин, виферон, антибиотики, канадский йогурт и т.д. (или вы уже частично прошли через все это).

Подводя итоги сказанного, вопрос о вашей «угрозе» остается открытым: а есть или была она у вас на самом деле или это очередная гипердиагностика, перестраховка, перегибание палки, врачебная малограмотность (называйте, как хотите)?

P.S. Почему же никто не говорит об угрозе для жизни плода, когда беременная женщина 9 месяцев принимает до 20 наименований всяких препаратов от всяких «угроз» и «страшных токсикозов», курит, лежит неподвижно в кровати, словно умирает от беременности, а не гуляет в парке или лесу и не дышит свежим воздухом, принимает алкоголь, поглощает пищу из полуфабрикатов, насыщенную гормонами, антибиотиками, консервантами, ароматизаторами, стабилизаторами, синтетическими жирами и сахарами, красителями, нервничает и страдает бессонницей из-за хронического стресса (точнее, из-за жизни в постоянных страхах)? Кто-нибудь подумал о плоде? А ведь все так страшно хотят иметь здорового ребенка...

Елена Березовская


Жанна
Жанна
Айзере
10 лет
Алматы
221611

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Janet
Janet
мышка
10 лет
баурсак
7 лет
Астана

При поступлении в стационар с угрозой прежд. родов на 23 неделе Б, мне назначили гинипрал, ну как назначили… точнее, его всем подряд толкают поступившим. Поступила я глубокой ночью, на скорой. В общем, в ту ночь я чуть не умерла, честное слово… от гинипрала у меня открылась жутчайшая тахикардия… чуть сердце не выпрыгнуло, я считала, для интереса, было больше 120 уд/мин.

Статья интересная, назначения этого врача считаю мягко говоря странными.

Пожаловаться
Жанна
Жанна
Айзере
10 лет
Алматы

у нас диградирующая медицина, а врачи попусту страхуются и штампуют действия друг друга...