Вот что я собираю.

Это то, что меня вдохновило, поразило или показалось близким. Не все тут отражает мои взгляды, многое даже противоречит им. Но не становится менее близким мне. Я много читаю, и это чужие мысли.

Кому интересно, я просто решила поделиться… тут много поразительного. Длинно конечно, но оно того стоит… Вначале все немного грустно наверное, но это совпало с тем, что я ощущала и как жила… Как же я скучаю по книгам… Хоть много читать и вредно для мозга — он перестает думать сам и начинает думать прочитанными штампами… Но это моя зависимость, это мой кайф… сидеть с литровой кружкой чая, растворяясь в буквах :)))

**********************************Эфемерный рай, заключенный в маленьком колючем пластмассовом цилиндре, никак не может мне помочь, не может вылечить меня от неизбежности грядущей зимы. Среди нас нет романтиков и идеалистов, как не бывает атеистов в окопах под огнём.

«Друг, все, что ты любил, разочаровало тебя: разочарование стало вконец твоей привычкой, и твоя последняя любовь, которую ты называешь любовью к »истине", есть, должно быть, как раз любовь — к разочарованию". (Ницше)

Из всех европейцев, живущих и живших — Платон, Вольтер, Гете, — я обладаю душой самого широкого диапазона. Это зависит от обстоятельств, связанных не столько со мной, сколько с «сущностью вещей». Я мог бы стать Буддой Европы: что, конечно, было бы антиподом индийского. (Ницше)

В стадах нет ничего хорошего, даже когда они бегут вслед за тобою. (Ницше)

Высшее мужество познающего обнаруживается не там, где он вызывает удивление и ужас, — но там, где далекие от познания люди воспринимают его поверхностным, низменным, трусливым, равнодушным. (Ницше)

Кто чувствует несвободу воли, тот душевнобольной; кто отрицает ее, тот глуп. (Ницше)

Где всегда добровольно берут на себя страдания, там вольны также доставлять себе этим удовольствие. (Ницше)

Если обладаешь волей к страданию, то это лишь шаг к тому, чтобы возобладать и волей к жестокости, — именно в качестве как права, так и долга. (Ницше)

«Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями. (Ницше) /Фауст/, трагедия познания? В самом деле? Я смеюсь над Фаустом. (Ницше)

Любовь к жизни - это почти противоположность любви к долгожительству. Всякая любовь думает о мгновении и вечности, — но никогда о «продолжительности». (Ницше)

Жертвы, которые мы приносим, доказывают лишь, сколь незначительной делается для нас любая другая вещь, когда мы любим нечто. (Ницше)

Не то, что мешает нам быть любимыми, а то, что мешает нам любить полностью, ненавидим мы больше всего. (Ницше)

Нужно гордо поклоняться, если не можешь быть идолом. (Ницше)

«Не будем говорить об этом, Друг, об этом мы не вправе даже молчать». (Ницше)

Берегись его: он говорит лишь для того, чтобы затем получить право слушать, — ты же, собственно, слушаешь лишь оттого, что неуместно всегда говорить, и это значит: ты слушаешь плохо, а он только и умеет что слушать. (Ницше)

«Пусть говорят мне что угодно, чтобы причинить мне боль; слишком мало знают меня, чтобы быть в курсе, что больше всего причиняет мне боль». (Ницше)

Господи, каково нам, женщинам, наблюдать, как вы, идиоты, убиваете друг друга, как убийцы убивают убийц. А мы стоим рядом, умоляем прекратить это, и никто нас не слышит. ( «Смерть – дело одинокое» Рэй Брэдбэри) Тише едешь — ярче спишь /Е. Летов/ Слишком долго в женщине были скрыты раб и тиран. Поэтому женщина не способна еще к дружбе: она знает только любовь. (Ницше)

Я из тех, кто дарит: я люблю дарить как друг – друзьям. Но пусть чужие и бедные сами срывают плоды с моего дерева; это менее стыдит их. (Ницше

Трудно жить с людьми, ибо так трудно хранить молчание. (Ницше)

Так говорил однажды мне дьявол: «Даже у Бога есть свой ад – это любовь его к людям». (Ницше о сострадании)

Для меня священники – пленники и клейменые. Тот, кого называют они избавителем, заковал их в оковы: в оковы ложных ценностей и слов безумия! Ах, если бы кто избавил их от их избавителя! О, посмотрите же на эти жилища, что построили себе эти священники! Церквами называют они свои благоухающие пещеры. О, этот поддельный свет, этот спертый воздух! Здесь душа не смеет взлететь на высоту свою! Ибо так велит их вера: «На коленях взбирайтесь по лестнице, вы, грешники!» Поистине, предпочитаю я видеть бесстыдного, чем перекошенные глаза стыда и благоговения их! Кто же создал себе эти пещеры и лестницы покаяния? Не были ли ими те, кто хотели спрятаться и стыдились ясного неба? Они называли Богом, что противоречило им и причиняло страдание; и поистине, было много героического в их поклонении! Лучшие песни должны бы они мне петь, чтобы научился я верить их избавителю: избавленными должны бы выглядеть его ученики! Нагими хотел бы я видеть их: ибо только красота должна проповедовать покаяние. Но кого же убедит эта закутанная печаль! А если кто и идет на огонь из-за своего учения – что же это доказывает?! Поистине, совсем другое дело, когда из собственного горения исходит собственное учение! (Ницше)

До меня доносился голос: «Они хотят, чтобы им заплатили!» Вы еще хотите, чтобы вам заплатили, вы, добродетельные! Хотите получить плату за добродетель, небо за землю, вечность за ваше сегодня? И теперь негодуете вы на меня, ибо учу я, что нет воздаятеля? И поистине, я не учу даже, что добродетель сама себе награда. Ах, вот мое горе: в основу вещей коварно волгали награду и наказание – и даже в основу ваших душ, вы, добродетельные! Вы любите вашу добродетель, как мать любит свое дитя; но когда же слыхано было, чтобы мать хотела платы за свою любовь? (Ницше)

Своею добродетелью хотят они выцарапать глаза своим врагам; и они возносятся только для того, чтобы унизить других. (Ницше)

«Кто не любит одиночество, тот не любит свободу...» (о. Варсануфий.)

Разве переживания мои начались со вчерашнего дня? Давно уже пережил я основания своих мнений. (Ницше)

Мы не говорим друг с другом, ибо знаем слишком многое: мы безмолвствуем, мы улыбками сообщаем друг другу наше знание. (Ницше)

Для одного одиночество есть бегство больного; для другого одиночество есть бегство от больных. (Ницше)

Чем старше мы становимся, тем меньше людей нам могут дать ответ на наши вопросы, и тем больше нужно времени, чтобы обдумать этот самый ответ. (Ницше)

Там внизу – все говорит, там все пропускается мимо ушей. Там хоть в колокола звони про свою мудрость – торгаши на базаре перезвонят ее звоном своих грошей! (Ницше) Кто не может повелевать себе, должен повиноваться. Иные же могут повелевать себе, но им недостает еще многого, чтобы уметь повиноваться себе! (Ницше) Не надо желать быть врачом неизлечимых. Но надо больше мужества для того, чтобы положить конец, чем чтобы высидеть новый стих, – это знают все врачи и поэты. (Ницше)

Изречение: «Мадьяр слишком ленив, чтобы скучать», заставляет призадуматься. Только наиболее развитые и деятельные животные способны скучать. (Ницше)

«Только собственные несчастья делают людей благоразумными и только чужие делают их добрыми», так гласит та странная философия, которая всю нравственность выводит из сострадания, а разум из обособления человека; этим она, сама того не подозревая, сделалась защитницей всего существующего зла, потому что для сострадания нужно страдание других, а для обособленности — презрение к людям. (Ницше)

Люди стремятся к свету не для того, чтобы лучше видеть, а чтобы больше сиять, и охотно принимают за свет тех, пред кем сияют. (Ницше)

Мы больше следим не за слабостями других, а за тем, насколько замечаются наши слабости, а потому наша наблюдательная способность и отличается излишней утонченностью. (Ницше) Иллюзии, конечно, принадлежат к числу очень дорогих удовольствий; но разрушение иллюзий, рассматриваемое как удовольствие, несомненно испытываемое некоторыми людьми, обходится еще дороже. (Ницше)

Наша случайная холодность и равнодушие к людям, принимаемые ими за жесткость и недостаток характера, часто проистекают от утомления духа. В этом случае все становятся нам в тягость, и мы ко всем, даже к себе, относимся равнодушно. (Ницше)

Уверенность в неизбежности смерти должна была бы подмешивать к жизни драгоценную, благоухающую каплю легкомыслия, а вы, аптечные души, сделали ее горькой каплей яда, вследствие чего вся жизнь становится противной. (Ницше)

Умным людям трудно отделаться от заблуждения, и не думать, будто посредственность завидует им и считает их за исключение. На самом же деле посредственность считает их за нечто, вполне излишнее, без чего легко обойтись. (Ницше)

Вот герой – он ничего не сделал, а только потряс дерево, когда плоды уже созрели. Вы думаете, это слишком мало? Так взгляните сначала на дерево, которое он потряс. (Ницше)

Рост мудрости можно точно измерять степенью уменьшение злобы. (Ницше) Пустыня ширится сама собою: горе тому, кто сам в себе свою пустыню носит. (Ницше)

Всё это продолжалось или долгое время, или очень короткое время: ибо, в действительности, не существует для таких вещей на земле времени. (Ницше)

Даже в преданиях о великих полководцах есть легкомысленно сказанные слова. Но не следует относиться к этим словам так же легкомысленно. («Хагакуре»)

Если нужно что-то сказать, говори без промедления. Если ты будешь говорить позже, люди подумают, что ты оправдываешься. («Хагакуре»)

«Я никогда не слышал, чтобы человек победил от начала и до конца; я слышал только, что в любой ситуации человек может не отстать от других». («Хагакуре») Если человек глубоко что-то осознал, он должен, не задерживаясь, переходить от одного переживания к другому. Тот, кто однажды постиг что-либо, может об этом забыть, но он уже изменился и стал не таким, как раньше. («Хагакуре»)Знамения имеют место лишь в глазах смотрящего. («Хагакуре»)Нет ничего за пределами текущего мгновения. («Хагакуре»)

Если ты уразумеешь одно дело, тебе откроются также восемь других. («Хагакуре»)

Если против тебя такой, который хочет победить, но не тем, чтобы самому быть сильнее, а тем, чтобы тебя слабее сделать, тогда следи за его коленом, он будет бить по самому больному месту. (Кен Кизи)

Надо сделаться равнодушным, никогда не спрашивать, приносит ли истина пользу или становится роком для личности… Пристрастие силы к вопросам, на которые сегодня ни у кого нет мужества; мужество к запретному, предназначение к лабиринту. Опыт из семи одиночеств. Новые уши для новой музыки. Новые глаза для самого дальнего. Новая совесть для истин, которые оставались до сих пор немыми. И воля к экономии высокого стиля: сплачивать свою силу, свое вдохновение. Уважение к себе; любовь к себе; безусловная свобода относительно себя… Что за дело до остального? Остальное — лишь человечество. Надо стать выше человечества силой, высотой души — презрением… (Ницше)

Ясность духа, спокойствие, отсутствие желаний, как высшая цель — вот чего хотят и чего достигают. Буддизм не есть религия, в которой лишь стремятся к совершенству: совершенное здесь есть нормальный случай. (Ницше)

Во многой мудрости — много печали, и кто умножает познания, тот умножает скорбь. (Екклесиаст)

Праведник гибнет в праведности своей, нечестивый живет долго в нечестии своем. (Екклесиаст)

Не будь слишком строг и не выставляй себя слишком мудрым — зачем тебе губить себя? (Екклесиаст)

Все, что может рука твоя делать, — по силам делай, потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости. (Екклесиаст)

Слова мудрых, высказанные спокойно, выслушиваются лучше, нежели крик властелина между глупыми. (Екклесиаст)

Слова из уст мудрого — благодать, а уста глупого губят его же. (Екклесиаст)

Противостоять любви никто не может, а если и пытается, то обрекает себя на тяжкие муки. (Ф. Саган)

Кто в состоянии выразить, как он пылает, тот охвачен слабым огнём. (Монтень)

Обычай не мог бы побороть природу, ибо она всегда остаётся непобеждённой, но мы увлекли душу безмятежной жизнью, роскошью, праздностью, расслабленностью, ничегонеделанием: и когда она расслабилась, мы без труда внушили ей наши мнения и дурные обычаи. (Монтень) Счастье – это не так просто. Очень трудно найти его в себе и невозможно найти его где-то в другом месте. (Шанфор)

Равным образом меланхолик видит там трагическую сцену, где для сангвиника существует только интересный конфликт, а для флегматика лишь нечто незначительное. (А. Шопенгауэр)

Чем больше человек имеет в самом себе, тем меньше нужно ему извне и тем меньше могу значить другие. Потому-то возвышенность духа ведёт к необщительности. Согласно с этим, в целом оказывается, что каждый постольку общителен, поскольку он беден духом и вообще пошл. Ибо в свете почти нет иного выбора, как между одиночеством и пошлостью. (А. Шопенгауэр).

Каждая добродетель имеет привилегии: например, привилегию подложить собственную связку дров в костёр осуждённого. (Ницше)

Кто хочет избавиться от беды, знает всегда, чего он хочет. А кто хочет лучшего, бродит в потёмках. (Гёте) (Лучшее – враг хорошего)

Рассудительный стремится к отсутствию страданий, а не к наслаждению (Аристотель)

Блаженны нищие духом – и блаженны, пусть в меньшей степени, – нищие ухом, которые и не ведают, в какие дебри может завести язык, которые вовсе не слышат доброй половины смыслов в доброй половине слов! Они просто открывают рты – и говорят, точно так же как открывают те же рты – и едят… (Е. Клюев)

В женщине ничего нет пошлее терпения и самоотречения (А.С. Пушкин) И это только ему кажется, что он ходит и парит, на самом деле он не ходит и не парит, а пребывает в состоянии козы, привязанной верёвкой к колышку. (В. Орлов)

Эти дьяволы из второсортных гениев знают десять способов заработать деньги и двадцать, чтобы их промотать. (Панург)

Если, порываясь к солнцу затем, чтобы быстрей созрело счастье человечества, вы утомились, и то хорошо. Тем лучше будет спать. (Гегель)

За исключением войн освободительных, все, что совершают армии, они совершают по принуждению. «Пассивное повиновение» — вот что определяет их действия. Армия представляет собой странный шедевр расчета, при котором сила извлекается из огромной суммы бессилия. Так объясняется война, затеянная человечеством против человечества и вопреки человечеству. (В. Гюго)

Когда человек с благоговейным трепетом начинает ощущать, что в мире есть непознаваемое, в его познающем разуме пробуждаются высшие силы, хотя чувство это часто оборачивается суеверием, духовным рабством и чрезмерной самоуверенностью. (Глосса)

Паси ветер и пожнёшь птиц парящих!!! (Арх. Гермоген)

Женщины подобны плющу, им только поддайся, они просто задушат, так пристанут, что и не вырвешься. Все они паразиты. И мужчина им нужен, чтобы пустить на нем корни и цвести. (О. Ричард)

Толпа – это собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету. (Белинский В.)

Ностальгия по Единому, стремление к Абсолюту, выражают сущность человеческой драмы. Если бы мир мог быть понятным, а ещё лучше – мог бы любить человека, то мыслям о самоубийстве не было бы места. (А. Камю)

Человек повергает себя в горе, если снова испытывает того, кто уже раз испытан. (Висраминиани)

Бесстрашный ум значит больше, чем сила. Слон в пятьдесят раз сильнее человека, однако покоряется ему или гибнет от его руки. (Б. Прус) О! Это не поддаётся определению. Бывают вещи, которые звучат очень глупо, если их облечь в слова. (Эшли, Унесённые ветром)

Человеческий разум берет одну преграду за другой, а глупость вообще не знает препятствий (А. Паршев)

Значительная часть российских газа и нефти доступны не более чем метановая атмосфера юпитера. (А. Паршев)

Женщины думают быстрее, чем мужчины. Мужчины, зацикленные на своем интеллектуальном превосходстве, слишком любят длинные рассуждения (Cosmo)Человеку нужно два года, чтобы научиться говорить и пятьдесят лет, чтобы научиться молчать. (Э. Хеммингуэй)

Ложный шаг не раз приводил к открытию новых дорог. (Кумор)

Самая длинная дорога та, что никуда не ведет.

О, основы бытия только и могут быть постигнуты в бреду, в горячке ума, в болезни души, ибо лишь тогда ничего не значит уже плоть, ничего не значит материя — и свободный дух парит над земною оболочкою мира! ( из романа Е. Клюева)

Самаратрофия – процесс, когда человек начинает понимать, что мир, в котором он живет, и где он старался жить по совести, ни на один микрон не стал лучше от всех его благородных и бескорыстных поступков, совершенных по велению совести. (К. Воннегут «Дай Вам Бог здоровья…»)

Пока мы откладываем жизнь, она проходит. (Сенека младший)

Краткость жизни не может ни разубедить в ее радостях, ни утешить в ее горестях. (Л. Вовенарг)

Жизнь – чистое пламя. Мы живем с невидимым солнцем внутри нас. (Т. Браун)

Завтра – великий враг сегодня. Завтра парализует наши силы, доводит нас до бессилия, поддерживает в нас бездействие. (Э. Лабуле)

Источник нашей мудрости – наш опыт. Источник нашего опыта – наша глупость. (Гитри)

Выстрелив из лука, не держи стрелу за хвост. (Лисси Мусса)

Часто люди падают с большой высоты из-за недостатков, которые помогли им ее достичь. (Ж. Лабрюйер)

Там, где правила игры не позволяют выйграть, английские джентельмены меняют правила. (Г. Ласки)

Страх перед Богом останавливает от греха только тех, кто не способен сильно желать или уже не в состоянии сильно грешить. (П. Гольбах) Всякой истине суждено одно мгновение торжества между бесконечностью, когда ее считают неверной, и бесконечностью, когда ее считают тривиальной. (А. Пуанкаре)

Кто много знает, тот видит, как осторожно нужно высказывать своё суждение, чтобы не ошибиться. А нахватавшийся верхов самоучка с необыкновенною смелостью судит обо всем. (Л. Н. Толстой)

Существует приятное заблуждение, поощряемое формой нашей планеты, — что каждый человек находится на вершине мира. (Р. Эмерсон)

Иные наши пороки – только отростки других, главных: они отпадут как древесные ветки, едва вы срубите ствол. (Б. Паскаль) Тот, кто желает лишить человека страстей на том основании, что они опасны, уподобляется тому, кто пожелал бы выпустить из человека всю кровь, исходя из того, что она является причиной апоплексического удара. (Ф. Вольтер)

Кто медлит упорядочить свою жизнь, подобен тому простаку, который дожидается у реки, когда она пронесет все свои воды. (Гораций)

Ни в чем не проявляется так характер людей, как в том, что они находят смешным. (И. Гёте) Некоторые считают, что у них доброе сердце, хотя на самом деле у них лишь слабые нервы. (М. Эбнер-Эшенбах)

И она признается мне в этом! Рассказывает все до мельчайших подробностей. Ее прекрасные очи глядят на меня, пылая любовью, которую она испытывает к другому! (Шиллер)

Порой приходится очень быстро бежать, только чтобы остаться на том же самом месте. (Алиса в Зазеркалье)

Знание того, какими вещи должны быть, характеризует человека умного; знание того, каковы вещи на самом деле, характеризуют человека опытного; знание же того, как их изменить к лучшему, характеризует человека гениального. (Д. Дидро)

Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой стороны, но и другими глазами – поэтому и считаем, что они переменились. (Б. Паскаль)

«Вы грешны, потому что слепы, а если вы считаете, что вы зрячи, то грешны останетесь навсегда». (И. Христос)

«Чудеса не противоречат законам природы. Они противоречат лишь нашим представлениям о законах природы». (Св. Августин)

Народная мудрость издавна передавала различные интерпретации закона астрального плана: «Напала икота — кто-то тебя вспомнил», «Никого не ругай за глаза», «Не вспоминай плохим словом умерших» и т. д. Дело в том, что этот закон на бытовом уровне можно перефразировать так: тот, о ком мы говорим или кого мы вспоминаем, обязан на астральном плане появиться рядом с нами, а мы — рядом с ним. Из этого можно вывести следствие закона астрального плана: любой биологический объект, в том числе и человек, способен создавать сколь угодно великое число собственных астральных фантомов (двойников) на любом пространственно-временном расстоянии от своего физического тела. На основе этого закона и его следствия основаны всевозможные виды гаданий, спиритизма, общих и индивидуальных сеансов гипноза и целительства, дистанционных энергоинформационных воздействий (целительство по фотографии, по телефону или фантому). Этому закону подчиняются и все магические, в том числе и религиозные, ритуалы. Благодаря этим свойствам астрального плана, стала возможной разработка торсионных и психотронных технологий массового зомбирования через СМИ и техногенные факторы. С проявлением действия закона астрального плана в своей повседневной жизни мы сталкиваемся постоянно, и невозможно найти отрасли знаний, в которой не используется этот закон. (В. Рогожкин)

Любовь – сродни плотине: если оставить хоть крохотную дырочку, куда может проникнуть хоть тоненькая струйка воды, то вскоре под напором её рухнут стены и придет мгновение, когда уже никому не под силу будет сдержать силу потока. Если же рухнут стены, любовь завладеет всем и надо всем возобладает: ей безразлично, что возможно, а что – нет, ей нет дела до того, по силам ли нам удержать любимого рядом, любовь – неуправляема. (П.Коэльо)

Очень сложно исключить собственные оценки людей, событий, явлений, находясь в социуме. Для этого необходимо подняться выше социума. Не вознестись, а именно подняться своими знаниями до уровня собственной духовности. По вполне понятным причинам современные религиозные секты и конфессии как раз этому и противятся. Им нужны «овцы закланные» и «рабы Божии». (В. Рогожкин)

Основная масса контактантов, на самом деле, находится в контакте не с Высшим, или Внеземным Разумом, а с отображениями своих же собственных представлений, полученным проекцией четырехмерного параллельного пространства на астральный план. Эти отображения могут иметь не только земное происхождение, но и создаваться представителями иных планетарных цивилизаций. Представьте, аквариумист опускает руку в аквариум, сначала — одни только пальцы. Рыбки в аквариуме из-за поверхностного отражения видят при этом только несвязанные между собой пальцы, которые шевелятся каждый сам по себе. Руку или самого человека они увидеть не смогут. Тем более не смогут понять: зачем, собственно, запустили руку в аквариум. (В. Рогожкин)

Церковь — место, где джентльмены, никогда не бывавшие на небесах, рассказывают небылицы тем, кто никогда туда не попадет. (Г. Менкен)Подумать только! На огне, который Прометей украл у богов, сожгли Джордано Бруно! (С. Лец)

Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать. (Вольтер)

Приближайтесь к Богу не обрядами и церемониями, а внутренними чувствами. Небеса — это не место и не время. (Ф. Найтингейл)

Скотный двор. Теплое солнце, яркое голубое небо. В гнезде сидит курица-наседка. Вдруг она увидела корм невдалеке и подумала: «Ничего не случится, если я сбегаю и подкреплюсь».

В это время лопнула скорлупа и на свет появился цыпленок. Он огляделся:

— Ой, какое небо, какое Солнце, какой прекрасный скотный двор,- вылез из гнезда и пошел изучать этот мир. В это время по двору брела корова. Она не заметила цыпленка и нагадила на место, по которому он в это время пробегал. Цыпленок в куче коровьего навоза начал пищать и барахтаться. Это привлекло внимание хозяйского кота. Он огляделся и, убедившись, что никто не обращает внимания на цыпленка, быстро вытащил его из навоза и съел.

Мораль первая: не всякий нам враг, кто нас обгадил.

Мораль вторая: не всякий нам друг, кто нас из навоза вытащил.

Мораль третья: уж если ты вляпался в г..., то вместо того, чтобы чирикать и барахтаться, подумай, почему ты туда попал и кто тебя обгадил. (В. Рогожкин)

Заблуждение (вера в идеал) не есть слепота, заблуждение есть трусость… Всякое завоевание, всякий шаг вперёд в познании вытекает из мужества, из строгости к себе, из чистоплотности в отношении себя… Я не отвергаю идеалов, я только надеваю в их присутствии перчатки… Nitimur in vetitum: этим знамением некогда победит моя философия, ибо до сих пор основательно запрещалась только истина. (Ницше)
«Каждый народ (или даже человек) в обязательном порядке должен разрабатывать свою религию сам, а не донашивать тряпье, кишащее чужими вшами — от них все болезни… Народы, которые в наше время на подъеме — Индия, Китай и так далее — ввозят только технологии и капитал, а религии у них местного производства. Любой член этих обществ может быть уверен, что молится своим собственным тараканам, а не позднейшим вставкам, ошибкам переписчика или неточностям перевода. А у нас… Сделать фундаментом национального мировоззрения набор текстов, писаных непонятно кем, непонятно где и непонятно когда — это все равно что установить на стратегический компьютер пиратскую версию «виндоуз-95» на турецком языке — без возможности апгрейда, с дырами в защите, червями и вирусами, да еще с перекоцанной неизвестным умельцем динамической библиотекой .dll, из-за чего система виснет каждые две минуты. Людям нужна открытая архитектура духа, open source. Но иудеохристиане очень хитры. Получается, любой, кто предложит людям такую архитектуру — это антихрист. Нагадить в далеком будущем из поддельной задницы, оставшейся в далеком прошлом — вот, пожалуй, самое впечталяющее из чудес иудеохристианства.» (В. Пелевин)

Какой пульс времени на самом деле, — ответил Бальдр, — никто знать не может, потому что пульса у времени нет. Есть только редакторские колонки про пульс времени. Но если несколько таких колонок скажут, что пульс времени такой-то и такой-то, все начнут это повторять, чтобы идти со временем в ногу. Хотя ног у времени тоже нет.(В. Пелевин)

— Ты действительно думаешь, что человек поднялся в результате эволюции выше животных?

— Конечно, — ответил я. — А разве нет?

— Нет, — сказал он. — Человек опустился гораздо ниже. Сегодня только ушедший от дел миллионер может позволить себе образ жизни животного: жить на природе в самых подходящих для организма климатических условиях, много двигаться, есть экологически чистую пищу, и при этом вообще никогда ни о чем не волноваться. Подумайте: ведь никто из животных не работает.

— А белочки? — спросила Гера. — Они ведь собирают орехи.

— Милая, это не работа. Вот если бы белочки с утра до ночи впаривали друг другу прокисшее медвежье говно, это была бы работа. А собирать орехи — это бесплатный шоппинг. Работают только скоты, которых человек вывел по своему образу и подобию. И еще сам человек. Если, как ты говоришь, задача денег — сделать жизнь проще, почему люди добывают их всю жизнь, пока не превратятся в старческий мусор? Вы серьезно считаете, что человек делает все это для себя? Я вас умоляю. Человек даже не знает, что такое деньги на самом деле. (В. Пелевин)

— Из чего добываются деньги? Для любого карьерного работника это однозначно. Деньги добываются из его времени и сил. В них превращается его жизненная энергия, которую он получает из воздуха, солнечного света, пищи и других впечатлений жизни.

— Вы имеете в виду, в переносном смысле?

— В самом прямом. Человек думает, что добывает деньги для себя. Но в действительности он добывает их из себя. Жизнь устроена так, что он может получить немного денег в личное пользование только в том случае, если произведет значительно больше для кого-то другого. А все, что он добывает для себя, имеет свойство странным образом просачиваться между пальцев… Ты разве не заметил? Когда работал грузчиком в универсаме?(В. Пелевин)

Вершина Фудзи — совсем не то, что думаешь о ней в детстве. Это не волшебный солнечный мир, где среди огромных стеблей травы сидят кузнечики и улыбаются улитки. На вершине Фудзи темно и холодно, одиноко и пустынно. И это хорошо, ибо в пустоте и прохладе отдыхает душа, а тот, кому случается добраться до самого верха, невыносимо устает от дороги. И он уже не похож на начинавшего путь. (В. Пелевин)

Кошки, когда им угрожает огонь, рано или поздно прыгают в воду. (Луи Фердинанд Селин) Человек так же умеет быть гуманистом, как курица летать. Заставить курицу взлететь можно только хорошенько пнув ее ногой… Стоит ли считать антигуманистом человека, который хочет – любыми средствами – сделать людей более человечными. (Луи Фердинанд Селин) Мы теряем большую часть молодости по собственной неловкости. Было очевидно, что моя возлюбленная окончательно бросит меня – и скоро. Тогда я еще не усвоил, что есть два совершенно различных человечества – богатое и бедное. Потребовались двадцать лет и война, чтобы научить меня не высовываться из своей норы и осведомляться сколько стоят вещи и люди, прежде чем к ним привязываться. (Луи Фердинанд Селин)

Сумерки в этом африканском аду были великолепные. Хотелось, чтобы они длились без конца, всякий раз трагические, как гигантское убийство солнца. Колоссальное зрелище, только для одного человека слишком уж восхитительное. Целый час на небе, образованном обезумевшей алостью, шел парад красного, а затем от деревьев к первым звездам взлетали трепещущие зеленые полосы. Потом горизонт серел, потом опять розовел, но уже блеклой и недолгой розоватостью, и все кончалось. Все цвета измятыми лохмотьями повисали над лесом, как обрывки мишуры после сотого спектакля. Происходило это ежедневно около шести пополудни. (Луи Фердинанд Селин)

Мой предшественник продолжал говорить со мной в темноте, а я возвращался в прошлое, и голос его уводил меня все дальше сквозь двери годов, месяцев, дней. Я спрашивал себя, где я встречал этого человека. Но я ничего не мог придумать. Бредя на ощупь среди призраков былого, недолго и заблудиться. Как страшно, что в минувшем неподвижно пребывает столько людей и вещей! Живые, затерявшиеся в катакомбах времени, так крепко спят бок о бок с мертвыми, что уже неразличимы в общей тени. (Луи Фердинанд Селин)

Я уже думал – мне конец, пытался насмотреться хоть на то, что было видно из окна, и берусь утверждать, что мог бы без всяких фантазий достаточно точно описать сегодня сады Сан-Педе. Тамошнее солнце палило так, словно прямо перед лицом у вас распахивалась дверца здоровенной топки, а вокруг опять солнце, и сумасшедшие деревья, и цветущий латук размером с дуб, и такие одуванчики, что из трех-четырех штук их получился бы наш обычный рослый каштан. Добавьте к этому жаб размером со спаниеля, кочующих из одной рощи в другую.(Луи Фердинанд Селин)

Люди держаться за свои пакостные воспоминания, за свои несчастья – их от этого не отвадить. Таким способом они заполняют свою душу. Несправедливость настоящего заставляет их во что бы то ни стало обмазывать дерьмом будущее. В глубине души они одинаково справедливы и подлы. Такова уж человеческая натура. (Луи Фердинанд Селин)

Когда спустя годы думаешь о прошлом, тянет иногда точно восстановить в памяти слова, сказанные определенными людьми, и самих этих людей, чтобы спросить у них, что они хотели сказать. Но они уже ушли! А тебе недостало образования, чтобы их понять. А ведь как недурно было бы проверить, не изменились ли с тех пор их воззрения. Нет, слишком поздно! Все кончено. О них больше ничего неизвестно. И вот приходится в одиночку продолжать свой путь через ночь. Ты потерял своих подлинных спутников. Даже не поставил им главный, настоящий вопрос, пока еще было время. Ты был рядом с ними и не знал о чем надо спросить. А люди исчезли. Впрочем, мы вечно во всем опаздываем. Сожалениями же сыт не будешь. (Луи Фердинанд Селин)

В голове у меня еще гудело от послеобеденного сна – такого сна, когда, пробудившись, чувствуешь себя так, что хоть накладывай на себя руки. (Э.М. Ремарк)

Человек без желудка умер. Он стонал три дня подряд. *** уже почти не помогал. Доктора знали, что он умрет. Они могли бы избавить его от этих трехдневных мучений, но не сделали этого, ибо существует религия, проповедующая любовь к ближнему и запрещающая избавлять его от излишних страданий. И существует закон, стоящий на страже этой религии. (Э.М. Ремарк)

У того, кто отовсюду гоним, есть лишь одно пристанище – взволнованное сердце другого человека. (Э.М. Ремарк) — Завтра и мне идти, — сказал человек у бензоколонки. У него было ясное, загорелое лицо крестьянина. – Отца убили в прошлую войну. Деда в семьдесят первом году. А завтра и мне идти. Всегда одно и то же. Уже несколько сотен лет. И ничто не помогает, снова и снова нам приходится идти.(Э.М. Ремарк)

Трудно относиться спокойно ко всем глупостям молодежи; они сообщают, что дважды два – четыре, будто это для нас новость, и разочарованы, если мы не разделяем их удивления по поводу того, что курица несет яйца. В их тирадах полно ерунды, и все же там не только ерунда. Мы должны им сочувствовать, должны стараться их понять. Мы должны помнить, что многое нужно забыть и многому научиться, когда впервые лицом к лицу сталкиваешься с жизнью. Не так это легко – отказаться от своих идеалов, и жестокие факты нашего повседневного бытия – горькие пилюли. Душевные конфликты юности бывают очень жестоки, и мы так мало можем сделать, чтобы как-то помочь. (С. Моэм)

Каждое слово ему самому причиняет страдание, но кого это остановит! Он продолжает говорить, и женщина, забившись в угол возле крана, куда не достигает свет, плачет и плачет, как заблудившееся дитя. Ах, все мы дети, заблудившиеся, глупые дети, и ночь всегда подстерегает наш дом. (Э.М. Ремарк)

Если женщину не тронули Ваши слова, не тронут и руки. (В.Сумбатов)

– И я его полюбила с первого взгляда.

– Ты не можешь найти другое слово?

– Вместо чего?

– Вместо слова «любовь».

– А разве есть слово прекраснее?

– Нет, конечно, слово то было очень хорошее, пока Элиот не стал им злоупотреблять. Для меня оно испорчено вконец. Элиот сделал со словом «любовь» то, что некоторые делают со словом «демократия». Раз Элиот собирается «любить» всех на свете, кого попало, значит, нам, тем, кто любит совершенно определенных людей по совершенно определенным причинам, надо искать новое слово. (Курт Воннегут)


Елена Перепелицына
Елена Перепелицына
Минск
011568

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Diana Artemieva
Diana Artemieva
Минск

Ого)