Глава 24.
Родина встретила нас пропитанным духотой воздухом и смогом, который набрался наглости и практически не разрешал глазам видеть окружающий мир.
Как ни странно, свою родную страну я встретила с улыбкой на лице. С натянутой, едва заметной и слишком скупой, но тем не менее с улыбкой. Я знала, что там, где то совсем рядом ждет меня слишком близкий по духу человек, а вот с Мусой, как ни странно говорить совсем не хотелось.
Он предал. Он как и все мужчины, надавил на мои слабые места, втоптал мою возникшую со временем силу в землю и ни в чем не раскаиваясь продолжает делать вид что все хорошо. Он просто заставляет меня поверить в то, что все просто прекрасно и почему-то не задумывается о том, что может произойти.
Мое тело до сих пор содрогалось от злости, ненависти и ревности. Я до сих пор ревновала, хотя казалось бы поводов для этого уже не осталось. Я кусала губы от злости, от страха, от неутолимого желания чем-нибудь тяжелым придавить Мусу, потому как он в то время, совсем не думал о будущем.
Он улыбался. Наклонив голову, почти опрокинув ее на мое плечо, Муса казался слишком счастливым, не обремененным человеком. У него не было проблем, он никого не убивал, он ни в чем не виноват, он за мать свою в конце концов отомстил.
— Ничего не бойся!- твердил он. – Нас не смогут с тобой ни в чем обвинить!
Я ему конечно не верила. Я смотрела в его жгучие, сводящие с ума глаза и начинала его ненавидеть. Я начинала поднимать свои глаза из подлобья с призрением. Я начинала хоронить свои чувства к нему, потому, как он сам предпочел от них избавиться.
Мои чувства умирали. И спасти их могло только чудо.

В тот момент когда, ноги коснулись родной земли, сердце щемило от радости. Я, повесившая на сердце тяжелый груз от содеянного, едва перебирая ногами, которые казалось бы просто отказывались идти, летела на встречу к чему то хорошему, чему то светлому и не омрачающему мое и без того плачевное состояние.
« Ершова, счастье рядом!» — кричал тогда голос изнутри
Мне очень хотелось ему верить, но вновь вспоминая подлость Мусы, в который раз убеждалась, в своих поспешных о нем выводах.
Он сильный, он слишком красивый, до безумия нежный и до смерти не надежный.
Я хотела ему верить, заставляла свой внутренний мир, свое тело и сердце, не держать на него зла, но зло совсем так не считало. Оно лилось из каждой клеточки моего тела и заставляла меня к нему остывать.
— Ирка! – в какой то момент раздался голос за спиной. Он был настолько родным, знакомым и радостным, что в ту же секунду хотелось его обнять.
Я развернулась в пол оборота, а край глаза, будто невзначай приметил Влада.
— Привет! – улыбаюсь я.
А он почему то молчит. Его взгляд определенно вызывает радость от встречи, какую-то особую ко мне нежность и усталую тоску за печами. Он определенно печален в этот миг, но если Влад когда-нибудь об этом открыто заявит, он будет уже не Влад.
— Ну и вид у тебя, Ершова – смеется он, приобнимая меня за плечи. – Ты там ничего не наворотила? В психушку может!
— Иди к черту! – смеюсь я сквозь слезы, с огромным трудом сдерживая дрожь.
— Очень жаль! Это единственное место, где нам не мешали!
— Ты забыл, как тебя медсестра гоняла!
— И то верно!
— Ну что пойдем!?- не вытерпев нашей дружелюбной беседы, заявляет Муса.
А мы не сговариваясь с Владом одновременно киваем.
Дорога в дом Грача снова оказалась нервной. Я всеми своими чакрами чувствовала, как тяжело будет снова находиться в заточении. За те дни, что меня не было в его доме, я успокоилась, перестала продумывать свой каждый шаг наперед и быть осторожной в своих словах и действиях, что собственно и привело к косяку с моей стороны. Я расслабилась, дала слабину своим мыслям и теперь непростой задачей казалось вновь взять себя в руки и как прежде сохранять внутри стержень.
— Ирка! – по дороге, пытался заговорить Муса, схватив меня за руку.
Но вступать с ним в диалог я по прежнему не хотела, поэтому просто выпускала его руку из своей и отворачивалась к окну.
— Ну сколько можно злиться! – тогда возмущался он.
Но я по-прежнему не подавала вида, что я его слышу.
Дом Грача вскоре уже виднелся на горизонте и как ни странно, увидев довольно знакомое местечко, я от чего-то радовалась. Там как дома стало. Уютно, светло, и те люди, которые раньше казались врагами, на удивление стали очень близки, настолько близки, что теперь по ним приходилось скучать.
— Ну наконец-то! – едва мы вошли на порог имения наркобарона, выкрикнул он, широко раскинув руки для объятий.
Но на наших лицах радости от встречи не было.
Мусса стоял перед отцом бледный. Сложив руки, будто закрывшись от диалога и от всего мира в общем, мужчина не мог проронить ни слова.
А меня просто сковал страх. Ноги и руки от чего-то казались слишком тяжелыми, не способными двигаться, а мысли крутились в голове со скоростью гепарда.
Мне было страшно. Страшно, что вот-вот, Грачу доложат о моей новой неприятности в Черногории. Страшно потому что Грач вновь будет мной недоволен и кто знает, чем это для меня обернется. Мне было страшно подумать, что может поджидать меня в дальнейшем, ведь нас все равно будут искать родные Луи…И найдут рано или поздно…
— Мне нужно с тобой поговорить! – набрав в грудь побольше воздуха, выдает Мусса, виновато взглянув в глаза отцу.
— Очень хорошо! – улыбается Грач. – Идем в кабинет, расскажешь все!
В эту минуту Грач повернулся, ко мне спиной, а я накинулась на Мусу молящим взглядом.
— Все будет хорошо! – твердили его глаза. – Я знаю, так будет лучше.
А затем мужчины просто удалились. Удалились, оставив меня в огромном напряжении, в размышлении и неведении.
— Ирка, у тебя все хорошо? – раздался позади, вкрадчивый голос Влада, что снова заставило меня невзначай улыбнуться.
— Я надеюсь, что да! – прикрыв тяжелые от слез веки, прошептала я.
Но слезы меня предали. Едва прикрыв глаза, я тут же выдала свое истинное состояние с потрохами, всего лишь потому, что эти чертовы слезы хлынули фонтаном.
— Ого! У Ершовой снова неприятности! – присвистнул Влад. – Чего натворила? С Мусой поругались!?
Влад смеялся. Я видела это, по сдвинувшимся в одну сторону губам, и хитрым глазам, откровенно надо мной издевающимся.
— Ничего! – пожала плечами я и пожелав удалиться в свой домик, ринулась к выходу.
— А ну стой! – сделав всего лишь один шаг, догнал меня Влад и схватив за руку, казалось бы смотрел в глаза уже не смеясь. – Лучше скажи, твоя самодеятельность тебе выходит боком, думаю пару примеров тебе достаточно…
— Это не твое дело! – прошипела я сквозь зубы… — Впрочем и не мое тоже! Я лишь глупая пешка в этой истории!!!
— Интригуешь!
— Я не думаю, что в данный момент ты должен об этом знать! – подвела черту я и хотела уже удалиться, как сверху недовольный голос Грача зазывал совсем недружелюбным тоном.
— Ирина, поднимись!
Я ощутила в тот миг жар…Жар по всему телу, постепенно сжирающий все мое сознание. Первое что хотелось сделать, так это продолжить бежать в домик, и спрятавшись в каком-нибудь дальнем углу, сидеть пока про меня не забудут. А еще больше хотелось, докричаться до Ульянова и сообщить ему, что я больше в эту игру играть не хочу. Поставщиков я ему сдала, схему примерную объяснила, а дальше пущай сам действует, а иначе еще немного и вместо меня долг Дена будет отрабатывать кто-то другой..
— Ирина! – повторился Грач. – Пошевелись!
— Я пойду! Зовут! – освободилась я из рук Влада, и едва перебирая ногами, поплелась в кабинет авторитета.
Что творилось тогда в моей голове разобрать сложно. Но если бы черт забрался туда, ногу бы сломил однозначно.
Я думала о Мусе, который вероятнее всего рассказал Грачу об убийстве Луи. Я думало о реакции Грача на это происшествие, о его отношении ко мне и в конце концов об окончательном вердикте.
Но все мысли развеялись, словно сон улетучились, после того как мои дрожащие руки открыли дверь кабинета Грача.
— Ну чего так долго? Давай быстрее!- смеялся Грач, с бокалом неизвестной жидкости в руках.
Я осторожно вошла внутрь кабинета и виноватым взглядом уставилась на Грача.
— Я слушаю тебя! – произнесла я, спрятав руки за спиной.
— Это я тебя слушаю, девочка! – от чего то вновь засмеялся мужчина. – Грохнула девку, сбежала с места преступления и теперь должна слушать меня!? – Грач кричал, но его издевательский тон так никуда и не исчез.
Я молчала. Мне нечего было ответить ему, да и желания особого не возникало. Хотелось плюнуть им обоим в их наглые, мерзкие рожи, со всеми попрощаться и уйти к Ульянову. Уж больно напряженная обстановка создалась за последнее время.
— Ирина! – шептал Муса, что раздражало меня еще сильнее.
— Знаете что… — не выдержала я, закричав с той злостью на которую только была способна. Я снова понимала, что моя несдержанность мне будет дорого стоить, но нервы оказались на пределе. – Вы не имеете права обвинять меня в убийстве Луи. Это дочь вашего врага и перед вашим врагом, вы остались чисты, отомстив ему вполне жестоко. Я не хотела ее убивать, но ваш горячо любимый сын вынудил меня совершить это преступление!
Грач этого явно не знал, поэтому в тот же миг повернулся в сторону сына.
— Ах, вы не знали! – наиграно вздохнула я. – Путался с этой девкой, заставляя чувствовать меня слишком низко. Я не выдержала!
— Ты чего с ней шашни крутил!? – разозлился Грач.
— Я для дела! – оправдывался Муса, сделав невинный вид.
— В общем, так! – наконец в полнее серьезно заявил авторитет. – Ирина, я за такую сладкую месть обязан тебе по гроб жизни, я бы сказал долг за Дена ты оплатила с полна и больше нам ничего не должна, но есть одно большое НО…
— Интересно….
— Мазай считался без вести пропавшим, после той истории с Лаурой. Я искал его долгие годы, но все ниточки вели к тому, что Мазая нет в живых, ну или на крайний случай он просто канул в бездну. Оказывается, не канул. Оказывается, в Черногории пристроился.
— В чем сложность? –не понимала я.
— Сложность в том, девочка, что тебя будут искать… и окажись ты сейчас на воле обязательно найдут.
— Что ты предлагаешь?
— Останься у меня на время.
— Грач! – едва сдерживая слезы, шептала я. – Я сестру черт знает, сколько времени не видела, она там с ума сходит, понимаешь.
— Понимаю! – кивнул мужчина. – Но придется вашу встречу отложить на время. Мазай серьезный человек и окажись вместо меня он, ты давно бы уже в канаве гнила за свои слова и поступки, так что сиди молча в своем домике и жди своего часа.
— Ты опять все уладишь? – усмехнулась я.
— У меня немного другие мысли!
— Хотелось бы узнать, но не думаю, что имею столько чести!
— В общем, так…- начал мужчина, тон его был слишком хитрым, что уже мне не очень понравилось. – В данной ситуации я думаю, что поступить стоит следующим образом. Вы продолжаете работать, светитесь в тех местах, где только вас могут заметить люди Мазая. Они уже в Москве, будь уверенна.
— Зачем? – непонимающе развела руками я.
— Вам нужно сделать так, чтобы эти люди вышли на меня. Вы одни с ними не справитесь.
— Зачем столько лишней шумихи? Не проще ли просто не попадаться им на глаза.
— Не проще! Хочу личной расправы с ним.
— Грач, это боком выйдет!
— Не нагнетай, делайте, как я говорю.
Я не смела ему перечить, потому, как особого желания у меня не было. Жаль конечно, что Грач меня тогда не послушал, решил все по своему, может быть все обошлось. Обошлось и вполне все разумно бы завершилось. Но Грач меня не послушал, а я не имела желания настаивать.
Именно поэтому, махнув на него рукой вышла тогда из кабинета молча, тем самым дав согласия на его новую игру. Мне определенно было интересно играть, понимая, что мне за любой исход ничего не будет! Я никому не должна! Но опять же, это только на первый взгляд...
— Ирка, стой! – догнал меня в коридоре Муса.
Я остановилась послушно, а дождавшись пока он будет рядом, произнесла.
— Если планы твоего отца разрушат мою жизнь я тебя уничтожу!
— Ирка, да что с тобой! Отец знает, что делает!
— Именно поэтому он остался без жены! Одну убили, другая сбежала! Он же знает, что делает! Он же всемогущий!
— Замолчи! – прошипел Муса, отвесив мне звонкую пощечину.
Боли я не почувствовала, а вот обиду Мусы ощутила сполна. Глаза его смотрели в мои и ненавидели. Ненавидели с такой силой, что хотели убить. Я подкожно почувствовала, как они проклинают меня сейчас за мои слова и перестают любить. Как они в один миг становятся чужими, больше не способными смотреть на меня с нежностью
— Я не считаю свои слова пустыми. – прошептала я. – Если бы Грач все продумывал наперед, у него не было бы таких потерь. Он только прямолинейно мыслит, себе угодить пытается, а на нас ему глубоко плевать. На тебя, на меня, на Влада… Плевать ему…
Муса не ответил. Одарив меня еще раз недоброжелательным взглядом, он просто ушел. Молча, без оправданий, без желания мне что то доказать. Он просто молча ушел.
Я последовала за ним следом, не в попытке остановить, я этого совсем не хотела в ту минуту. Я шла в свой домик, где очень хотелось побыть в тишине, собраться с мыслями и все разложить по полочкам.
Но и в домике покоя мне не было. Едва моя нога переступила жилище, в нос ударил запах травы. Ничего не понимая, но насторожившись, я прошла внутрь и увидела, задремавшую за столиком Женьку.
— Эй! — потрепала я подругу.
Она тут же очнулась, и по комнате зазвучал ее устрашающий кашель.
— Женька, тебе к врачу надо! – испуганно заметила я.
Но Женька, махнув на меня рукой, прошипела.
— Не надо мне никакого врача, сдохну скоро!
— Ты сума сошла! – закричала я, искренне испугавшись ее слов. – Ты зачем такие слова говоришь!
— Как есть, так и говорю.
— Глупости! Мы с тобой еще в раю не бывали!
— Я в ад лично! – засмеялась Женька.
И эта тема постепенно сошла на нет.
Приступ кашля постепенно прошел, а мы с Женькой больше не желая сдерживать в себе радость от встречи, заключили друг друга в теплые объятия.
— Что то и не скажешь по тебе, что ты отдохнула с любимым в райском местечке!
— А нет Женька больше любимого! – развела руками я, от чего у подруги едва не отвисла челюсть.
Женька явно ошалела от моих слов, поэтому выпустив меня из объятий, покрутила у виска пальцем.
— Ты здорова, Ершова?
— Вроде не кашляю! – пожала руками я.
— Объясни, что случилось? – потребовала подруга.
А я почему то замялась.
А интересно, как можно объяснить нашу порванную связь с Мусой? Почему все рухнуло в один миг и создается ощущение, по-другому больше не будет. Как для себя понять, почему мы больше не вместе? Как выяснить, кто в этой ситуации виновен? И есть ли тут виноватые вообще.
Первой причиной стала ревность. Муса показал мне своим поведение, что кроме меня он может и имеет право интересоваться женщинами.
Второй причиной было недоверие и вытекающее из него предательство. Муса предал меня, мои чувства, мой прочный стержень сломал, который я долгие месяца пребывания в доме Грача, вырабатывала.
Третья причина, я убила Лую. Я убила соперницу, от которой исходила опасность, котороая покушалась на моего мужчину, а она всего лишь на всего была врагом изначально. А из этого получается, что меня использовали. Вкинули в эту игру как пешку, использовали и выкинув, заставляют играть по их правилам.
Четвертой причиной был Грач, мои мерзкие слова Мусе и полные глаза ненависти…
И это еще не конец, я уверена…
— Жень, случилось очень много всего, что могло бы нас разлучить, поверь! – не желая всего объяснять подруге, ответила я.
— Надеюсь помиритесь, а нет, так Влада не бросай, когда я умру! Он вроде со мной, вроде любовь, а мысли у него всегда о тебе!
— Женька, ну что ты несешь!- расплакалась я. – Ты куда собралась! Тебе в больницу нужно, там помогут!
— Не хочу в больницу! Мне помогут и я снова буду должна этому мерзкому мужику, а так считай еще чуть-чуть и я отмучилась!
— Хочешь, я с ним поговорю и вместо меня, он отпустит тебя? – продолжала рыдать я.
— Он тебя отпустил!? – удивилась Женька.
— Поверь, на то были причины. Он отпустил, но я по-прежнему буду жить здесь!
— Ничего не понимаю тогда! Что там у вас происходит!- разозлилась Женька.
— Ты не вникай! Там все очень сложно, подруга! Я сейчас же пойду к Грачу и потребую освободить тебя, вместо меня. А сама уж выберусь как-нибудь. Тебе лечиться надо.
Женька молчала. Глаза ее красные, до безобразия уставшие и больные, будто действительно не выражали ничего, кроме желания умереть. Они не благодарили меня за инициативу вытащить ее из той клетки, они не радовались возможности отсюда выйти. Они просто хотели умереть.
— Ирка не надо! – шептала Женька, пересохшими губами. Отсюда не трудно было догадаться, что у нее жар.
— Надо, милая, надо! – утвердительно кивнула я и не медля больше ни секунды, ринулась в дом наркобарона.
В доме вновь царила тишина, лишь в холле едва слышно работал телевизор, а на диване, растянувшись с книгой в руках лежал Грач.
— Ты чего это? – увидев меня, удивился мужчина.
— Грач, разговор есть!
— Смело! – приподнявшись, усмехнулся мужчина.
— Грач, освободи вместо меня Женьку, она больна, тебе не пригодится особо, ее вылечить можно. А я останусь на ее месте…
— Она с тобой и рядом не стояла. – категорически заявил Грач.
— Грач, она умирает!
— В лесу еще много места!
— Зачем она тебе??? Она умирает!
— Ты совсем дура? — вскипел Грач. – За нее можешь вообще ничего не просить у меня. Сдохнет, значит туда ей и дорога. Вы с ней совершенно разные и каждая предназначена для своего дела.
— В тебе вообще не осталось человека! – разозлившись закричала. – Я ему тут сыновей спасаю от пуль, врагов убиваю еще и просто так работать остаюсь на тебя, а ты банально не можешь выполнить мою просьбу в исполнении которой нет никаких сложности. Это просто твой принцип!
— Значит так, девочка моя!!! Про подругу свою забудь и пальцем не пошевелю могу только помочь сдохнуть, а ты… А ты слушай меня внимательно. Завтра днем, а лучше ближе к вечеру в с Мусой должны будете оказаться на одной вечеринке в качестве гостей. Продавать и распространять там ничего не нужно. Просто идете веселиться. У вас сложный период в связи с убийством Луи, я в курсе, вот и будет вам дан еще один шанс.
— Смысл этой вечеринки?
— На нее придут все шишки криминального города, поверь мне это большой шанс, встретить на нем Мазая и его шайку.
— Хорошо! – прикрыв глаза соглашаюсь я. – Если мы все же его там встретим, как поступить?
— Нужно всего лишь набрать меня?
— Почему бы тебе не поехать самому?
— Спугну! А Мусу они вряд ли помнят.
Спорить с Грачом казалось бесполезным занятием, поэтому не придумав ничего лучше, я просто решила уйти.
— Как только вы сделаете все о чем я вас попросил, я подумаю об освобождении этой шавки!
— Грач, может быть поздно!
— Лучше поздно, чем никогда.

Вернувшись в домик, я не обнаружила ни запаха травы, ни Женьки. Тишина, сковывала помещение от чего хотелось выть белугой. Осознавая свое положение, непонятное, нелогичное, противоречивое, хотелось просто исчезнуть… Как Женька…
До полуночи я не спала. Сердце болело от происходящего, не давая мне возможности спать. Хотелось выть на все имение грача, рыдать, кричать, стуча кулаками о стенку, но самое страшное, что сделать у меня этого не получилось.
Я была пуста. Закрывала глаза и видела Лую. Как она подходит к Мусе, как улыбается ему, как берет его за руку и приглашает на прогулку. Я видела как он ей улыбается, как явно заинтересован ей, как его глаза горят от новой встречи и он забывает о мне совершенно…
Я чувствовала, что к нему еще эмоции живы, неподдельные, самые настоящие, но в связи с последними событиями они просто заснули. Их, наверное, еще можно разбудить. Будет сложно разбудить, да и не понятно, захочет ли сделать это Муса.
Он пришел ко мне под утро.
Я, по-прежнему не сомкнув глаз, лежала думая о своем, когда Муса ворвался в мой домик без стука.
— Ты чего? – увидев его в полном отчаянии, спросила я.
Мусса молчал. Он правда выглядел слишком странно. Он не был пьян, он был убит своими же мыслями, почти так же как и я.
— Знаешь… — немного погодя выдал он. – Ты имеешь в моем сердце особое положение!
— Какое же?- усмехнулась я.
— Ты делаешь больно, но любить я начинаю тебя еще сильнее!
— Я не делала тебе больно! Я высказала свое мнение. Больно это когда тебя предают и твоими руками решают собственные проблемы!
— Я не смог бы тебя предать! – шепчет Муса.
В его горле ком. Такой острый, невообразимо большой, что я чувствую этот ком, сквозь голос.
Муса подходит ко мне совсем близко и усаживаясь на край кровати шепчет.
— Прости!
Его руки осторожно касаясь моих плеч, вызывают по телу дрожь.
Я закрываю глаза и понимаю, что моя голова сейчас кружиться. Кружится от мысли, что я прощаю его.
Он только прикоснулся, он всего лишь сказал « прости» … И я простила…
Это была невероятная ночь. В плане эмоций, в плане чувств, в плане идеальных совместных идей. Муса в эту ночь отличался теплотой. Он любил так, как ни в одну нашу ночь еще не смел любить. Он загорался, поджигая меня, а все вместе это получалось невероятным фаер шоу.
— Прости! – из часа в час шептал Муса.
А я уже обиды не держала.
Я любила его, чего там скрывать. Любила всем сердцем, все той душой которая у меня была раньше.-
Мы уснули под утро, уставшие, но до ужаса счастливые.
А утром проснувшись с первыми лучами солнца, мне вдруг стало страшно…
Страшно потому, как жизнь ко мне относится слишком строго и как только она видит, что я счастлива, так счастлива, что готова кричать от этого счастья, эта злодейка обязательно подкинет мне что-нибудь по заковыристей. Такое мне устроит, что о счастье своем я позабуду на долго.
— Ты чего не спишь? – обнимая меня за шею, шепчет Муса.
— Предчувствие странное… — зажмурив глаза, отвечаю ему. – Страшно мне, милый.
— Брось, Ирка! Все наладиться!
Муса говорил слишком уверенно. Его ничего не тревожило и не напрягало, от чего и я свои страхи решила спрятать. Это всего лишь страхи, не стоит идти у них на поводу.
— Я люблю тебя, милая! – целовал мои руки мужчина. – Сейчас закончим с Мазаем и завяжем с этим делом. Раз отец тебе разрешил уйти, то и я отрекусь от всего этого. Мне без тебя ничего не надо!
— Он тебе не даст уйти!
— Ошибаешься! – улыбнулся Муса. – Он прекрасно знает о моих чувствах к тебе и поймет, будь уверена!
— Очень хочется, чтоб случилось так!
Это утро было наполнено нежностью. Ласковые прикосновения, слова о любви и планы на ближайшее будущее. Мы никогда не были так близки. И речь не о физическом контакте. В то утро мы были близки духовно.
— Я хочу, чтоб ты стала моей женой! – неожиданно заявил Муса ближе к обеду.
Вот так просто. Без подготовки, без цветов и кольца, но впечатлений вызвал больше, чем со всем этим цирком.
— Ты с ума сошел! – расплакалась я.
— Видимо, да! Но без тебя быть больше не хочется.
— Главное Мазая победить! – засмеялась я, разрядив заметно напряженную обстановку.
Ближе к вечеру, мы должны были направляется на ту самую вечеринку, где очевидно нас поджидала встреча с Мазаем и перед самым отъездом, Грач давал для нас строгие указания.
— Сильно к себе внимание не привлекайте, но и тихо в сторонке не сидеть! Вас должны видеть и знать, что вы существуете. Как только заметете Мазая, набираете меня, дальше, нужно незаметно исчезнуть. Быстро и тихо. Усекли!?
— Усекли! – кивнули мы одновременно.
— Жду от вас новостей!
Мы в скором времени отправились на некую вечеринку, где нам предстояла нелегкая работа. Мусса в этот раз повел машину сам, отказавшись от услуг водителя. По его словам третьих глаз быть не должно.
— Мы можем начать действовать внепланово, нечего за нами подглядывать! – объяснял он мне свое поведение. – К тому же это еще один повод остаться наедине с тобой!
Мусса улыбался, а я смеялась. Окунулась с головой в это непорочное счастье и на время забыла о своих страхах, которые все это время никуда не уходили.
Непонятный страх жил во мне. Я боялась в секунду осознать, что все что сейчас происходит всего лишь глупый сон. Казалось, вот сейчас открою свои наивные глаза, а розовые очки тот час же свалятся с моих глаз и ничего того, что есть уже не останется. Лишь слезы, боль и страшное предчувствие смерти, которая на пороге моем стояла уже не раз.
— О чем думаешь? – не отрывая глаз от дороги, интересовался Муса.
— Так… — задумчиво отвечала я. — Какой у нас план действий?
— Просто осмотримся! – пожал плечами Муса. – Если замечу Мазая обязательно дам тебе знать.
— А потом?
— Потом наберем отца. Все по инструкции, милая!
Место, где состоялась вечеринка, для «шишек» на первый взгляд казалось слишком простым и банальным. Обычный ресторанчик, не бурлящий изысканностью и богатством, забегаловка одним словом.
— У них, по-моему, совсем нет фантазии! – сделала заключение я, как только мы притормозили у входа.
— Это потому что все богатые люди, жадные до невозможности! – засмеялся Муса, приглашая, меня выйти.
— Эй, закурить не будет? – донесся неизвестный голос позади.
Мы с Мусой одновременно повернулись, а увидев перед собой двух незнакомых мужчин, одновременно ответили.
— Не курим!
— Ну и хрен с вами! — огрызнулись мужчины.
А я в них увидела опасность. И вроде бы нечего не произошло странного, но глядя в их не добрые глаза, мне стало понятно, что тут они не просто так. Они совсем не хотят курить, и сигареты им не нужны… Они здесь совсем по другому поводу.
— Муса, они странные!
— Не придумывай, пойдем внутрь. – твердил Муса и потянув меня за руку потащил к входу.
Внутри все было еще более печальней. Мрак, кирпичные стены и совсем уж плохой освещение.
— У них что, умер, кто то? – ворчала я.
— Да какая разница тебе. Просто успокойся! – начинал злиться мужчина.
Но в руки себя взять задачей оказалось сложной.
Музыка играла очень громко, от чего казалось что еще немного и барабанные перепонки просто не выдержав такого напряжения лопнут.
В маленьком зале было слишком много народа. Мужчины разных форм, расцветки кожи и национальностей очень громко кричали, пытаясь победить музыку, пили горькую водку не закусывая и что-то слишком бурно обсуждали, так бурно, что нашего прибытия никто и не заметил.
Мусса оглядывался по сторонам пытаясь найти Мазая глазами, но по всему видимому, его тут не было.
— Что то на него не похоже! – удивлялся он.
— Может быть нас все таки не вычислили? – выдыхала спокойствие я.
— Не может такого быть, Ирка! У Мазая везде глаза и уши, он вероятней всего приготовил для нас что то особенное!
Сказав тогда эти слова, Муса не думал о том, что он на миллиард процентов прав и слова его в некотором виде оказались пророческими… Но это потом. А пока мы всеми силами делали безоблачный вид и продолжали веселье в ресторане. Мазай там так и не появился, что честно говоря, не могло меня не радовать.
Я просто ловила новый момент рядом с любимым мне человеком. Ловила настолько, насколько смогла словить и удержать в своем хрупком сердце.
— Я люблю тебя! – тогда впервые произнесла я.
Слова эти слетели с губ так нелепо, с неуверенностью в голосе, что Муса их по началу даже не расслышал.
— Что? – переспросил он.
— Люблю тебя! – повторила я.
— Любишь? – закричал он, победив казалось бы и громкую музыку и криминальных авторитетов.
— Люблю! – очень тихо ответила я.
— Боже! – побледнел мужчина, а затем схватив меня на руки закружил по залу. – Она меня любит, слышали. – кричал он, позабыв об указе Грача не привлекать внимание.
Дальше страстный поцелуй, нежный, будоражащий сознание, кипятивший кровь. Поцелуй людей, которых казалось бы не разлучит ничего и никогда.
Но всего лишь один звонок…
И мы навечно остались несчастными.
Звонок раздался у Мусы.
— Погоди немного! – попросил он, отстранившись от моих губ.
— Конечно! – улыбнулась я открывая довольные глаза.
— Хм… Влад звонит! – удивился он.
— Странно! – пожала плечами я.
— Алло! Подожди…Стой… Что случилось то? Скоро буду!
Мусса завершил звонок, а затем, взглянув в мои глаза с неподдельным ужасом промолвил.
— Женька…
— Что? – пересохшими от страха губами прошептала я.
— Женька умерла!
— Подожди… Подожди, это какая то ошибка!
— Я сейчас еду к Владу, ты оставайся здесь, будет немного странно, что мы свалили отсюда ни с кем не пообщавшись. Я через часик вернусь.
— Нет, нет, я поеду с тобой! – с ноткой истерики в голосе проговорила я.
— Ирина!- закричал Муса. – Оставайся здесь, твоими истериками, Женьке уже не помочь, а нам дела делать надо! Идем проводишь меня.
Я в какой то момент с Мусой согласилась. Выбежала за ним на улицу, дрожащими руками перебирая его пальцы на руке. Не соображала ничего совершенно. Ни новость о том, что Женьки больше нет, ни что другое в голове тогда просто не укладывалось.
— Я позвоню! – твердил мужчина, чмокнул меня в щечку и усевшись за руль завел мотор.
Я вернулась к выходу, решив дождаться пока машина Мусы скроется из вида, но машина не скрылась. Муса успел едва тронуться, как раздался оглушительный взрыв.
Его машина разлетелась на части, на глазах у отдыхающих авторитетов.
— Муса! – что было силы, закричала я. – Что вы стоите, хотя бы врача вызовите!
— Ты смеешься что-ли!- ржали авторитеты. – Да от него там одни ушки остались.
Это было последним мгновением моего адекватного состояния.
Из груди вырвался стон отчаянья и я упав на землю зарыдала в голос, заставляя окружающих закрывать уши. Я кричала так громко, что через пару секунд у меня не осталось голоса. Я кричала изо всех сил.
— Так не честно!
— Еще как честно! – раздался голос позади.
Я обернулась на него, но разглядеть никого не получилось. В плечо воткнулась игла, вызывая истошную боль… А потом сознание куда то поплыло, ноги и руки обмякли, а спустя несколько минут меня снова уже не существовало.

Anyta
Anyta
Артём
3 года
Екатеринбург
424813

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества
Пожаловаться
Екатерина
Екатерина

Тоже не вижу, концовку, что с Мусой?(((

Пожаловаться
Анюта
Анюта
Антон
5 лет
Горловка

Ты, что делаешь???? я чуть ли не плачу (((( капец… Жду продолжение...

Пожаловаться
Довольная Жизнью
Довольная Жизнью
Лялечка
5 лет
Курган

Зачем опять забирать у неё любовь? Долго вы ее мучать будете!!!!




Пожаловаться
Наталья
Наталья
Глеб
4 года
Краснодар

И я не поняла что с Мусой

Пожаловаться
Лена Савелова
Лена Савелова
Виолетта
6 лет
Воскресенск

Ого, вот поворот, Анюта, давай быстрее новую главу.

Пожаловаться
Anyta
Anyta
Артём
3 года
Екатеринбург

Пишу

Пожаловаться
Ksugun
Ksugun
Таисия
5 лет
Ярославль

???

Пожаловаться
Лялька
Лялька
Сына
21 год
Ульяновск

Охренеть




Пожаловаться
Дарья
Дарья
Мак
7 лет
Азов

Не видно мне конца главы которая не со скрина! не чего не поняла что с Мусой и с Ирой

Пожаловаться
МамаКэт
МамаКэт
Милыйсын
2 года
Нигде

Неееет? за что так снова с ней ?

Пожаловаться
Наташа
Наташа
Катёнок
2 года
Краснодар

Кровожадная ты, даже я такое не ожидала??

Пожаловаться
Ладимира Шишкина
Ладимира Шишкина
Тимофей
8 лет
Веста
1 год 6 месяцев
Санкт-Петербург

Как же вы круто пишете))))

Пожаловаться
Anyta
Anyta
Артём
3 года
Екатеринбург

Спасибо)))

Пожаловаться
Ладимира Шишкина
Ладимира Шишкина
Тимофей
8 лет
Веста
1 год 6 месяцев
Санкт-Петербург
Anyta 

Это вам спасибо)))




Пожаловаться
Ольга
Ольга
Ханты-Мансийск

Ничего себе....

Пожаловаться
Anais
Anais

Это история вашей жизни, ваше сочинение или перепечатка?

Пожаловаться
Anyta
Anyta
Артём
3 года
Екатеринбург

Это моя книга.

Пожаловаться
Иннусик
Иннусик
Тамбов

Вот это поворот, надеюсь скоро выйдет новая часть)

Пожаловаться
Надежда Пономарева
Надежда Пономарева
Роман
7 лет
Магадан

А я только начала привыкать к мусе… ?

Показать ещё